Российская журналистка: "Сегодня у нас новая беда. Наши танки опять на чужой земле..."

Сирия не так далека от нас, как кажется.
И люди, живущие в Сирии, гораздо ближе нам, чем мы полагаем.
Сегодня у нас новая беда.
Европа изменила бы самой себе, если бы единодушно отказалась от беженцев.
Но она остается собой благодаря тем простым европейцам, которые проявляют сочувствие к беженцам из Сирии и стремятся им помочь, подчас жертвуя не только личными средствами, но и привычным комфортом.
Мы хотим жить в нормальной стране с нормальной властью. Но мы не получим этого никогда, если сами не станем нормальными людьми.
Сочувствовать людям, чью землю жгут и бомбят, — это нормально. 
Шарахаться от них как от носителей «чуждой культуры» — это ненормально.
А самое нормальное — сострадать сирийцам сегодня так, как если бы родной брат на их месте находился.
Особенно теперь, когда наши танки (то бишь бомбардировщики) на чужой земле...
Правда, пока что говорят, не танки, а «только» бомбардировщики. 
Но от этого, право же, не легче. Дети, которых они успели убить в первые два дня боевых вылетов, теперь не чьи-нибудь, а наши жертвы.
И если кто-нибудь полагает, что право этих детей на жизнь хоть на йоту меньше права на жизнь его собственных детей, тот серьезно заблуждается. 
Между тем в течение нескольких месяцев я с недоумением наблюдаю в наших соцсетях какое-то необъяснимое негодование соотечественников на любое проявление понимания и доброты по отношению к сирийским беженцам.
Почему-то появилось много людей, которые буквально в штыки принимают простейшую мысль о том, что в доме сирийцев беда, а человек в беде нуждается в помощи. 
Я видела, как люди выставляли фотографии, запечатлевшие оставленный толпами беженцев мусор, и восклицали: ну когда же у этой Европы толерантность закончится!
Мусорят они, видите ли, так, как ни один европеец конечно же не намусорит, если побежит от войны.
И почему, мол, бегут они в Европу, а не в Турцию, например, или в Иран — ишь, мол, лучшего захотели! (Будто сами, когда загоритсясобственный дом и загрохочут снаряды, не побегут туда, где лучше.) 
Особенно умиляют восклицания благополучных мужчин, удобно устроившихся на диване, почему это среди беженцев так много мужчин, почему они не воюют?!
А на чьей, собственно, стороне они должны воевать? Может быть, в том и мужество этих мужчин, что не поддались чумной лихорадке, не втянулись в мясорубку, а ушли от кровопролития и семью свою вывезли? 
Ну вот не нашли той стороны, на которой прилично было бы воевать!.. Любопытно, что особенно усердны в подобных восклицаниях русскоязычные жители Европы, которым самим Европа в разное время предоставила убежище и обогрела.
Именно с их страниц больше всего слышны голосао разнице культур, о нашествии «чуждой культуры» в Европу... Ну да, культуры разнообразны, в том их и красота. 
Но когда где-то беда, когда люди вынуждены массово покидать свои дома и бежать из привычной среды в чужие страны, терпя лишения и унижения, — культура в таких случаях существует только одна — человечность.
И все, что вне этой культуры, суть полнейшеебескультурье. 
На мой взгляд, первый признак отсутствия культуры — это амбициозное представление, что твоя культура выше, лучше или благороднее другой.
Сострадание — это единственно возможная реакция здоровой души на чужую беду, на трагедию людей, вынужденных бежать от войны. 
Европа изменила бы самой себе, если бы единодушно отказалась от беженцев.
Но она остается собой благодаря тем простым европейцам, которые проявляют сочувствие к беженцам из Сирии и стремятся им помочь, подчас жертвуя не только личными средствами, но и привычным комфортом. 
Мы хотим жить в нормальной стране с нормальной властью. Но мы не получим этого никогда, если сами не станем нормальными людьми. Сочувствовать людям, чью землю жгут и бомбят, — это нормально. 
Шарахаться от них как от носителей «чуждой культуры» — это ненормально.
А самое нормальное — сострадать сирийцам сегодня так, как если бы родной брат на их месте находился. Особенно теперь, когда наши танки (то бишь бомбардировщики) на чужой земле...

Proudly Powered by Blogger.