«Не дай бог!»: эксперты — о российских войсках в Сирии

СМИ пестрят сообщениями о возможном расширении российского военного присутствия в Сирии. Неопровержимых доказательств нет.
Но, похоже, Путин перед своим выступлением на Генассамблее ООН не исключает такой вариант, считают политические эксперты, передает DW.
Пресс-секретарь президента РФ Владимира Путина выбрал формулировку, которую нельзя назвать железным опровержением.
«Я не располагаю такой информацией», — сказал 7 сентября Дмитрий Песков, отвечая в Москве на вопрос журналиста об увеличении российской военной помощи Сирии.
По словам самого президента, Россия рассматривает разные варианты.
Участие российских военных в борьбе с джихадистской группировкой «Исламское государство» (ИГ) «пока… на повестке дня не стоит», сказал Путин в конце первой недели сентября.
Керри беспокоится и звонит Лаврову
Мировые СМИ продолжают обсуждать эту тему, хотя прямых доказательств до сих пор никто не представил.
«То, что там находятся российские военные — совершенно нормально, — сказал DW эксперт по Ближнему Востоку Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко. — Они там находятся с 1955 года, работают по разным направлениям, тем более, что вся техника — наша, ее нужно обслуживать».
Россия и Сирия — давние партнеры. В сирийском порту Тартус Россия содержит пункт материально-технического обеспечения своего ВМФ.
С начала гражданской войны в Сирии в 2011 году Россия, помимо политической поддержки Асада, расширила поставки в Сирию современных вооружений.
В августе турецкая пресса писала о предполагаемом предоставлении Дамаску шести истребителей МиГ-31. Российский производитель эти сообщения опроверг.

В любом случае, США сочли необходимым предостеречь Россию от военного вмешательства в сирийский конфликт.
Госсекретарь Джон Керри в первые выходные сентября позвонил своему российскому коллеге Сергею Лаврову и выразил обеспокоенность Вашингтона.
Соединенные Штаты считают, что военное вмешательство России усложнит ситуацию в Сирии.
Россия рискует проигнорировать собственный опыт
Опрошенные DW эксперты сомневаются, что Россия уже воюет с ИГ на стороне войск сирийского президента Башара Асада.
Об этом говорит и Алексей Малашенко, и московский военный эксперт Александр Гольц: «Никаких существенных доказательств нет».
При этом Гольц не исключает такого развития событий: «Если учесть, что в России все решения принимает один человек, может быть все что угодно».
Военное вмешательство России в конфликт в Сирии имело бы смысл только в том случае, если могло бы обеспечить перелом в войне, уверен Гольц.
«Я подозреваю, что Россия на сегодняшний день вряд ли способна перебросить такие силы, которые могут одержать победу на поле боя в Сирии и Ираке», — считает эксперт.
Гольц убежден, что опыт последних десятилетий, в том числе самой России, показывает: «Победить в конфликте малой интенсивности невозможно».
«Если Россия, не дай бог, предпримет такие акции, она проигнорирует чужой и свой опыт и окажется вовлеченной в длинную войну, победить в которой невозможно», — говорит Гольц.
Подобным образом оценивает ситуацию и Алексей Малашенко: «Если там будут наши войска, то это будет большая ошибка».

По мнению эксперта Центра Карнеги, такой шаг вряд ли будет успешным: «А если Асада невозможно будет отстоять, что тогда?
Как будет выглядеть Россия?» Кроме того, в российском обществе идея военного вмешательства в Сирии вряд ли будет популярна, полагает Малашенко.
Слабость Сирии вынуждает Россию действовать
Не верит в масштабную переброску российских военных в Сирию и живущий в Лондоне эксперт по России Николай Кожанов.
«Я не думаю, что Москва отправит сухопутные войска. Российская политика не занималась этим последние 20 лет», — сказал Кожанов DW.
Халед Якуб Овейс, сотрудник берлинского фонда «Наука и политика» полагает, что увеличить поставки вооружений Сирии Россию заставили успехи ИГ в войне против правительственных войск Асада и угроза утраты территорий на побережье Средиземного моря.
Овейс уверен, что в случае отправки российской армии в Сирию она будет нести потери.
Сообщения о возможном усилении российского военного присутствия в Сирии прозвучали накануне запланированного на вторую половину сентября выступления президента России на сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке.
Ожидается, что он представит свой план по Сирии. Известно, что Кремль выступает с инициативой создать международную коалицию по борьбе с ИГ. При этом Москва предлагает Западу отказаться от требований отставки Асада.
Коалицию против ИГ уже создали и возглавили США, но Россия не собирается к ней присоединяться. Военный эксперт Гольц полагает, что план России не сработает из-за разногласий в вопросе судьбы Асада.
«Как минимум две страны из предполагаемой коалиции, Россия и Иран, считают сирийский режим легитимным и видят в нем союзника в борьбе с ИГ, — говорит Гольц.
— Чего нельзя сказать о странах Запада, США и государствах Персидского залива, особенно Саудовской Аравии. Я не вижу возможности договориться».
В свою очередь Малашенко в принципе сомневается в том, что «план Путина», как его называют СМИ, существует. «Плана нет, а есть спонтанная реакция на события», — говорит Малашенко.
По его мнению, первоначально Россия поступила правильно, поддержав Асада и пытаясь не допустить прихода к власти исламских радикалов из ИГ.
«Но карта была разыграна не совсем правильно, плюс события на Украине — Россия оказалась в изоляции», — поясняет он.
Эксперт уверен, что нынешние предложения Москвы направлены, прежде всего, на поддержку Асада, и в меньшей степени — на борьбу с ИГ.

Proudly Powered by Blogger.