Приказано не верить

Скажут, что были – ура, ура, я помню, я горжусь.
Скажут, что не было – значит, не наши. Россия своих не бросает. 
То, что Российская Федерация хладнокровно откажется от своих спецназовцев, которые попали в плен в ходе боя под Счастьем, можно было предсказать в первые же минуты после появления сообщения об их захвате.
Удивительно даже не то, что в Москве никто не воспринимает украинскую информацию всерьез, предпочитая ограничиваться емкой формулировкой – "оказались" солдатами "ЛНР".
Удивительно, что в Государственной Думе России заинтересовались пленными и решили проверить полученную информацию. 
Впрочем, и это не очень важно, так как глава парламентского комитета по обороне адмирал Владимир Комоедов уже подчеркнул, что "не верит" в то, что задержанные украинскими бойцами являются российскими военнослужащими.
И в этой формулировке – вся суть вопроса. Сказано – не наши – значит не наши.
А скажут, что наши – всем миром будем требовать их освобождения. Только когда прикажут, не раньше. 
В этом и заключается феномен российской политической цивилизации – если это можно назвать цивилизацией.
"Вежливые человечки" – никакие не российские войска, а инопланетяне, пока их присутствие в Крыму не будет признано Путиным.
На Донбассе никаких российских войск нет и не было, одни добровольцы. Скажут, что были – ура, ура, я помню, я горжусь.
Скажут стыдиться российской агрессии в Украине – будем стыдиться.
Скажут гордиться оккупацией Крыма – будем гордиться. 

Важно не то, что происходит на самом деле, а то, что приказывают. Причем отнюдь не только тогда, когда речь идет о каких-то абстрактных событиях: гибель близких тоже воспринимается в зависимости от ее официальной оценки и материальной компенсации.
Протест может быть связан скорее с недостаточностью этой компенсации, а вовсе не с осознанием преступности государства. 
И в этом нет ничего особенного.
Просто это – не европейский тип цивилизации с его верой в ценность человеческой жизни.
Ведь откуда-то же берутся террористы-смертники и их родители, готовые отдавать своих детей на смерть ради строительства нового дома и высокой репутации среди соседей по кварталу.
Вот в России такой промежуточный тип цивилизации между пониманием ценности жизни и верой в ценность "шахидства". Евразия-с. 
Поэтому абсолютно неправы те, кто считает, что Путин не может отказаться от Донбасса и даже от Крыма под угрозой падения своего рейтинга среди россиян.
Уверяю вас, россияне поддерживают не присоединения Крыма – он им и даром не нужен – а то, что им объяснили, что это присоединение повышает международный авторитет России.
Рядового россиянина интересует не Крым, а результат – важно, чтобы нас все боялись и благодаря Крыму это произошло. 
Если ему расскажут, что все будут бояться и уважать Россию, когда она откажется от ненужного Крыма, что это враги обманом впарили ей Крым, чтобы она, сердечная, пошла на дно – он с таким же энтузиазмом будет орать "Крымненаш", как недавно орал "Крымнаш".
А истории про "тупых хохлов", которые решили не воевать за Крым и впарить его России, чтобы она погибла – а Россия не поддалась, вывезла из Крыма все ценное, довела его до ручки и отдала его обратно, станут народным фольклором.
И рейтинг Путина, в очередной раз обманувшего дураков, взлетит до небес.
Эрнсту с Добродеевым на эту пертурбацию нужно будет всего 48 часов. 
Так что никаких российских солдат в Счастье никто не захватывал. Не потому, что там их не было. А потому, что их там быть не могло.
Поэтому не морочьте россиянам голову. Россия – щедрая душа. Своих не бросает.
Виталий Портников

Proudly Powered by Blogger.