Чего ожидать после возвращения Путина

За шумом вокруг исчезновения Путина, удалось заглушить несколько важных событий, случившихся на прошлой неделе
Шумиха вокруг исчезновения Владимира Путина переросла в истерию, что заставляет задуматься над ее характером.
Нельзя исключать вероятности того, что такой ажиотаж подогревался и самим Кремлем в намерении отвернуть внимание общественности от чего-то более коварного и зловещего, что, возможно, готовится президентом России.
В последние дни мы слышали множество разных версий на тему, куда делся Путин.
Говорили о раке, инсульте, рождении ребенка, смерти, заговоре генералов, дворцовом перевороте и другом.
В то же время, истинной правды никто так и не сказал.
Как по мне, наиболее вероятной версией можно считать версию Николая Маломужа, согласно которой Путин болен, но не смертельно. 
Скорее всего, такая болезнь связана с огромным неравнодушием Владимира Владимировича к себе любимому, точнее к его не очень презентабельной внешности, которую он пытается улучшить.
Как бы там ни было, а загадочное исчезновение кремлевского диктатора лишь прелюдия перед чем-то большим, что может последовать после его возвращения.
За шумом вокруг исчезновения Путина, удалось заглушить несколько важных событий, случившихся на прошлой неделе.
Так, без особого обсуждения прошла новость о визите главы внешнеполитического ведомства Германии Франка-Вальтера Штайнмайера в США, где он говорил о Минских соглашениях и ядерной программе Ирана.
Немецкое издание Die Welt отмечает одну особенность диалога Штайнмайера и Джона Керри. Ее суть заключается в том, что Керри начал разговор не с Украины, а именно с Ирана, рассказав немецкому коллеге о последних переговорах по ядерному досье Ирана в Монтрё и Эр-Рияде.
В свою очередь, Штайнмайер отметил, что это «первые серьезные переговоры» по Ирану. Чем вызвана такая уверенность немца?
Как ни крути, а ситуация патовая. И не только для Владимира Путина
Далее следует сообщение о том, что компания Шелл разрывает договор с Украиной и уходит из Харьковской области.
Официальная версия звучит так: «из-за экономической нецелесообразности добычи энергоресурсов в Харьковской области».
Может так оно и есть, но как-то очень подозрительно и не ко времени.
За этим министр украинского правительства Наталья Яресько, родившаяся не в Киеве, или Полтаве, или же Львове, а в прекрасном и тихом городке Элмгурст, который в штате Иллинойс, говорит о том, что в Украине будет приватизировано все, что только возможно.
И напоследок, проскакивает информация об особом статусе для отдельных районов Донецкой и Луганской областей, а лидеры сепаратистов Плотницкий и Захарченко внезапно обращаются к президенту Франции и канцлеру Германии с просьбой помочь восстановить Донбасс, обвиняя во всем Петра Порошенка и скромно умалчивая о русском друге Путине. 
При этом сенатор-республиканец Джон Маккейн не устает говорить, что скоро путинская орда возобновит наступление, в частности, на Одессу, и жестко критикует того же Штайнмайера за его позицию по Украине.
Если суммировать все эти новости, получается следующий сценарий.

Во-первых, нельзя исключать вероятности того, что резкая смена Ираном своей ядерной политики является исключительно самостоятельным решением Тегерана.
Без России ядерная программа Ирана никогда не станет жизнеспособной.
Таким образом, можно говорить о существовании альтернативы, согласно которой Россия отказала Ирану предоставить ресурсы, специалистов и технологии. Но почему?
Здесь мы делаем переход к компании Шелл, отказавшейся от Харьковской области. Примечательно, что еще весной-летом 2014 года, когда риск атаки пророссийских боевиков на Харьков был более значителен, нежели сегодня, этого не произошло.
И снова задаемся вопросом, почему именно сейчас?
Далее идем к приватизации всего, что еще можно приватизировать и к особому статусу для отдельных регионов Донбасса.
Не идет ли здесь речь о том, что уже известны имена новых «приватизаторов», четко разграниченных по разным отраслям и регионам Украины?
Не имеется ли ввиду, что среди таких могут быть как американские, так и русские инвесторы, конечно, замаскированные под солидные компании?
Затем припоминаем особый статус для Донбасса, а также внезапное обращение Плотницкого и Захарченко к европейским лидерам.
Вы спросите, причем тут исчезновение Путина? А притом, что наиболее мерзкие и циничные сделки делаются не под покровом ночи, а при свете дня.
Путина как бы нет. Он не причем. Возможно, даже мертв, или скинут с властного Олимпа. А в это время караван идет дальше.
Белый Дом говорит с Кремлем, тот давит на Иран, взамен Шелл уходит из Харькова, в Украине дан старт масштабной приватизации и все ждут особого статуса для Донецкой и Луганской областей, а кое-кто просит помощи у Европы, как бы пытаясь узаконить свои отношение с цивилизованным миром.
И вот, когда все находятся в ожидании «Лебединого озера», внезапно возникает Путин, а через некоторое время начинается масштабная атака пророссийских сепаратистов по всей линии фронта.
И в этот раз она может выйти за границы Донбасса, ступая своей жестокой, кровавой ногой на земли Харьковской, Херсонской, Николаевской, Запорожской и Одесской областей.
А далее уже по накатанной – мы просим Запад, тот молчит и как бы пытается вернуть конфликт в политическое русло, украинский Генштаб не готов, гибнут люди, а враг все далее и далее идет Украиной, дабы разделить нашу страну на две сферы влияния.
Одна достается Западу, вторая – России.
Даже если Путин и мертв, вопрос дальнейшего развития ситуации весьма спорен.
Если победят «ястребы», война вспыхнет с еще большим размахом.
Если же верх одержат «умеренные толстосумы из близкого круга», существует большая вероятность возвращения конфликта в политическое русло, но это отнюдь не означает, что Украина получит назад Крым и Донбасс.
Украину заставят кормить и восстанавливать тот же Крым и Донбасс, ибо по-другому снова может быть война. Одним словом, как ни крути, а ситуация патовая. И не только для Владимира Путина.
Сергей Постоловский
Новое Время

Proudly Powered by Blogger.