Генерал Петр Каноник: «Дебальцево нужен россиянам для логистики»

Почти три месяца на территории, захваченной ДНР, в украинской военной форме провел замначальника управления верификации Генштаба Украины Петр Каноник. Провел, плотно общаясь с российскими офицерами. О российской технике, о том, чем еще, кроме переговоров в качестве «третьей стороны», занимаются там россияне — его рассказ.
С декабря по март украинский полковник исполнял обязанности руководителя киевской группы в составе Совместного центра по контролю и координации прекращения огня и разведения сторон.
О неучтенных украинских военнопленных
Есть ряд украинских военнопленных, которые до сих пор не включены в общий список. Например, я нашел двух украинских военнослужащих, которых нет ни в бывшем здании СБУ, где сейчас находится военная полиция ДНР, ни в общем списке на обмен. Они удерживаются полевыми командирами. Эти двое конкретно у «Абхаза» в районе Донецкого аэропорта. Зовут его Ахра, он из Сочи.
Есть и другие военнопленные у других полевых командиров. Боевики ведь тоже несут живые потери в виде 200-х, в виде пленных. И наши военнослужащие являются «живым товаром». Их держат у себя, чтобы потом обменять на своих.
Более того, не все, конечно, кто даже присутствует в списках, находятся именно в Донецке. Например, есть информация, что известный комбат 90-го батальона 95-й отдельной аэромобильной бригады Олег Кузьминых, который был взят в плен при защите Донецкого аэропорта, находится сейчас в Макеевке.
На фото: замначальника управления верификации Генштаба Украины Петр Каноник
О боевиках из местных
Уже упоминаемый мною «Абхаз» — явно наемник и приехал в Донецк ради денег. Я так понимаю, он и до Украины в каких-то вооруженных конфликтах участвовал. Но есть и другие. Например, полевой командир «Монах», Олег.
Это старший офицер милиции в запасе. Служил в Донецке, как он сам мне сказал. И в нем нет жестокости или ненависти. Наоборот, прослеживаются даже какие-то черты человечности. На вопрос, почему он с боевиками, ответил, что «так ситуация сложилась, был вынужден защищать Донбасс». Хотя он колебался — когда мы наступали, был готов был перейти на нашу сторону. А когда начали они наступать, то уже отказался от этих мыслей.
То есть у «Монаха» были сомнения. Точно также, как я понимаю, были и у Безлера. Ведь когда он собирался сдавать Горловку, то просил у украинской стороны в обмен на это гарантии своей личной безопасности.
Многие из местных на мои вопросы о том, почему в Донецке не хотят сесть за стол переговоров, чтобы мирным путем решить конфликт на Востоке, отвечали приблизительно одинаково. Говорили, что они не видят реальных изменений в Киеве. Что требования Майдана абсолютно не выполнены, тогда как у них, в Донецке, они чуть ли не на 90% выполнены. Называли борьбу с коррупцией. В ДНР сегодня за коррупцию сидят, по-моему, 3 их «министра» и 12 «замминистра».
Кстати, сидит и знаменитый «Поребрик». Вспомните ротацию «киборгов» в аэропорту. Тогда телеоператоры засняли, как «замначальника военной полиции ДНР», «подполковник» Андрей Шпигель (позывной «Рубин») при построении личного состава сказал: «Вдоль поребрика в колонну подвое становитесь».
После этого его все посчитали российским спецназовцем.
Может это кого-то расстроит, но никакой он не спецназовец. Обыкновенный бандит. При Януковиче против него было возбуждено уголовное дело. Он убежал в США и несколько лет прожил там.
А когда пришли сепаратисты, вернулся. И, вероятно, с подачи Стрелкова его назначили «замначальника военной полиции» и присвоили звание «подполковник».
Так вот, он тоже уже сидит у них. Либо потребовал слишком много полномочий, либо выступил против донецкой власти. Это по информации их донецких «народных депутатов».
О том, почему так упорно дрались за Дебальцево
То, что Дебальцево нужен россиянам для логистики, понятно, наверное, уже всем. И здесь не важно для чего именно — для наращивания своей группировки или же для отвода своего вооружения в случае, если Кремль все-таки примет решение попытаться выйти из конфликта.
Поэтому и спецы из железнодорожных войск им здесь очень нужны. К примеру, руководитель российской группы в нашем Совместном координационном центре полковник Андрей Козлов, насколько я понял, занимает должность замначальника управления железнодорожных войск где-то в Сибири.
На фото: полковник ВС РФ Андрей Козлов
18 февраля, когда наши начали выходить из Дебальцево, я застал его, напевающим какую-то жизнеутверждающую веселую песню. Это при том, что за два с половиной месяца, пока мы работали вместе, я не разу не видел, как он поет.
«Андрей, — говорю ему, — ты хоть не показывай свое счастье от взятия Дебальцево и ваше участие в войне против Украины».
Он затих и, главное, не стал опровергать то, что его страна участвует в этой войне. И так, — молчаливо, не ввязываясь, как обычно, в споры о том, что здесь никого и ничего нет, — косвенно свое военное присутствие подтверждали многие российские офицеры.
Бывали случаи и интереснее. Тот же полковник Козлов постоянно твердил, что он ничего не знает, что у него нет никакой информации о российских войсках.
А однажды, во время очередного штурма Донецкого аэропорта 15 января, я его спросил: «Андрей, скажи мне пожалуйста, где ваши собираются остановится?»
Он мне ответил: «Да не знаю я. Меня в „Подвал“, где все остальные наши генералы, не пускают». То есть он, — может не подумав, — дал понять, что в Донецке присутствуют российские генералы, что их не один и не два, и что они в каком-то Командном пункте строят дальнейшие планы.
А его, полковника, в эти планы просто не посвящают.
О российских генералах и российской технике
В зоне АТО я был знаком с двумя российскими генералами. В Совместном центре они друг друга меняли. Сначала был генерал-полковник Александр Иванович Ленцов, замглавкома Сухопутных войск РФ.
На фото: генерал-полковник ВС РФ Александр Ленцов. В СБУ российского генерала Ленцова назвали военным преступником
Потом его сменил генерал-майор Александр Юрьевич Вязников, заместитель ‎командующего ВДВ РФ по миротворческим операциям и Коллективным силам оперативного реагирования ОДКБ. Обратите внимание на его должность. Россияне ведь изначально и хотели зайти в Украину под видом миротворцев.
На фото: генерал-майор ВС РФ Александр Вязников
С Ленцовым о российском военном присутствии в ОРДО и ОРЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей, временно неподконтрольные Украине) мы говорили, когда он отвозил меня в Донецк. Он отрицал то, что они здесь воюют, старался уходить от прямых ответов.
А с Вязниковым мы на эту тему даже поконфликтовали в здании Донецкой ОГА. У нас были переговоры с донецкой стороной. Россияне в качестве «третьей стороны» также там присутствовали. Владимир Кононов, «министр обороны ДНР», сказал, что не верит в соблюдение «режима тишины» добровольческими батальонами, которые не выполняют приказы командования АТО.
Тогда я задал ему такой вопрос: «А ваши танковые колонны, колонны РСЗО под российскими флагами выполнят такой приказ или нет?»
Генерал Вязников вскочил и начал кричать, что это провокация. Я парировал тем, что ведь я же не сказал «российские колонны», я сказал «колонны под российскими флагами». Мол, если вы сомневаетесь в их существовании, в российских триколорах на технике, то просто выйдите на улицы Донецка в вечернее время. Когда они наиболее часто ездят по городу. А если это провокация — значит обращайтесь к донецкой стороне, значит это они вас подставляют.
И тут Денис Пушилин, «зампред Народного совета ДНР», начал всем рассказывать, что российские флаги на их, донецких колоннах — это просто следствие «душевного расположения» и «тяги» жителей Донбасса к России.

Хотя есть множество доказательств военного присутствия россиян на Донбассе. 
В том же самом Тельманово были представители РФ вместе с нашими офицерами. 
И наши офицеры мне рассказывали, что когда они заходили в комнаты российских офицеров, те занимались с сепаратистами тактическими занятиями на картах.
Когда заходили в другие комнаты, там российские артиллеристы рассказывали сепаратистами о новых приборах расчета точности стрельбы.
В одном здании с украинцами, только в другом блоке, размещался личный состав российских подразделений.
Артиллеристы из бурят, в основном. И батареи стояли рядом. Поэтому, когда наши открывали огонь по этим батареям, была опасность, что заденут и дом. И украинцы спускались в подвал.
Начальник «Главного штаба армии ДНР» Денис Синенков как-то демонстрировал нам и представителям миссии ОБСЕ радиолокационные станции контрбатарейной борьбы.
Он заявил, что это еще советские станции, оставшиеся на Донбассе с тех времен.
Мол, их специалисты просто немножко модернизировали эти РЛС. Это практически дословно. Но на самом деле вся техника из России.
Ведь на Донбассе до войны не было ни одного танка, ни одной РСЗО, ни одной САУ, ни одной РЛС. Ничего, кроме складов стрелкового оружия. Например, всем известен один из крупнейших складов в Соледаре под Артемовском. Но это автоматы и пулеметы.
Я это заявляю с полной уверенностью. Я — верификатор. А мы отправляем данные по всем вооружениям всем странам-участницам различных договоров, касающихся вооружений. Они имеют полную информацию о месторасположении всех вооружений, оговариваемых в договорах, с привязкой к точным географическим координатам. И миссии других государств проинформированы, где и сколько до войны у нас было танков, РСЗО. Мы ни один раз заявляли, что там у нас ни одной воинской части, ни одного склада с тяжелым вооружением не было.
4 марта я сказал это послу Эртугрулу Апакану (глава специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине). В присутствии Александра Хуга (замглавы этой миссии).
Об ОБСЕ
Надо понимать, что если миссия ОБСЕ работает только в светлое время, то передвижение российской техники, перемещение личного состава может осуществляться в ночное время. Представители ОБСЕ всегда просят абсолютные гарантии своей безопасности.
И если донецкая или российская стороны не хотят им что-то показывать, они просто заявляют, что там небезопасно, что они не могут гарантировать в этом районе их безопасность. Все.
Никто никуда не едет. Поэтому они никогда ничего и не могут увидеть. И меня до глубины души обидело заявление генерального секретаря ОБСЕ Ламберто Заньера о том, что он «не видел движения или нахождения российских военных подразделений» на территории Украины. А я видел. Но видел, в основном, это ночью.
Взять даже нынешний отвод тяжелого вооружения от линии разграничения. По состоянию на 3 марта Владимир Кононов заявил, что они досрочно отвели все тяжелое вооружение — ствольную артиллерию от 100 мм и более и РСЗО.
Их планировалось отвести к 7 марта. Но не их точек нахождения, ни точных координат нет. Когда миссия ОБСЕ попросила предоставить ей возможность посмотреть — им эту возможность не предоставили. Может вместо 50 и 140 км они их отвели на 20-30 км.
Кстати, и заявили, что РСЗО «Торнадо-С» они не отводят, потому что их у них просто нет. Эту хитрость они уже после выявления ошибки в документе по итогам встречи в Минске стали использовать.
Иван Сапсан, опубликовано в издании News.Online-Gazeta

Proudly Powered by Blogger.