Юрий Бутусов: Как попал в плен к террористам комбат киборгов и как спасся комбат 79-й бригады

Мы против 3-го майдана, и не хотим раскачивать власть. Но я согласен с критикой — пока бездарности не начнут отвечать за допущенные ошибки, даже если это высокие чины, мы не сможем победить, и мы будем нести бессмысленные потери. У нас прекрасный мотивированный личный состав, мы сражаемся и будем сражаться за Украину. Но решения командования должны отвечать условиям войны, а она ошибок не прощает. Операция в Донецком аэропорту действительно была очень непродуманной. Я уже был раньше одну ротацию в аэропорту, оборонял новый терминал, поэтому знаю обстановку. Мы отбивали атаки противника, и многих из них положили. Врага вполне можно бить, у них нет превосходства.
Несмотря на то, что активных боевых действий накануне штурма не велось, снабжение, планирование — все это было очень хаотично и не организованно. С 19-го весь аэропорт был плотно закрыт туманом. Туман не позволял визуально ориентироваться. 19-го января наша группа уже пыталась выйти на какой-то объект в аэропорту — но мы элементарно заблудились, были обстреляны, и вернулись обратно, не выполнив задачу. Не понимаю, какие проблемы были продумать систему ориентирования и навигации.
20 января нам снова поставили задачу в Тоненьком — ехать на какую-то агроферму в районе взлетной полосы, за которую якобы зацепились какие-то наши подразделения.
Наша группа плотно забилась в один БТР. Вместе с нами поехал наш командир батальона. Не знаю, какой он офицер — но это была его первая операция в качестве комбата. Я уже был в аэропорту — но где этот агрокомплекс не знаю. Карту с обстановкой комбату не выдали, и получилось, что где этот агрокомплекс не знал никто. Никаких выводов из нашей бессмысленной поездки в тумане накануне не было сделано. Как вы и написали, мы действовали «на авось», ни карты, ни навигатора, ни тепловизора у нас не было. Куда ехать надо — сам комбат не знал.
Мы обратили внимание, что несмотря на нашу мощную артиллерийскую группировку, противник стрелял гораздо активней. С нашей стороны постоянно работал миномет. А с их стороны постоянно работало несколько «Градов», несколько минометов, мы слышали передвижение танков и другой техники. Как только наш командир доложил по рации, что мы вышли на край взлетной полосы — через несколько минут в нашу сторону лег залп «Града».
Впереди на броню сел наш боец, и он кричал водителю — «правее-левее». Мы все обстрелянные, с опытом, понимаем что может произойти, комбата спрашиваем — «А тебе не страшно?» А он: «Страшно, но есть приказ, приказы не обсуждают».
Нас поставили в колонну к нескольким боевым машинам 95-й бригады, они ехали впереди, мы замыкали.
Внезапно — стрельба в упор, наш БТР получает прямое попадание, шквальный огонь! Нас спас механик-водитель. Выстрел РПГ пробил кабину механика, шлем на голове у него просто лопнул. Нам повезло, что граната сдетонировала на защитной решетке, и кумулятивная струя ударила рассеянно. Механика- водителя серьезно ранило, шлем разлетелся, но он сохранил управление. Тут же полетели новые гранаты, плотно ударили из стрелковки. Нас спас водитель. Несмотря на серьезное ранение, он сумел развернуться и вывез нас из-под обстрела. Он спас четырех раненых бойцов, и спас нашего комбата, и всех нас. Иначе россияне взяли бы сразу двух комбатов в одном бою, а пленных стало бы гораздо больше.
Я решил рассказать об этом бое, потому что так нельзя воевать. Мы имеем прекрасных бойцов, патриотов, и мы знаем, что за нами вся Украина. Но надо, чтобы командование тоже чувствовало ответственность за принятые решения. Должны учиться не только солдатам, но и генералы. Даже прежде всего генералам. Мы-то на передовой учимся быстро».
В статье я подробно пишу, почему и как ставились приказы войскам в аэропорту. Подробно рассказал, что письменные приказы не отдавались, работа с картами не велась. Это привело ко многим тяжелым последствиям, о которых я еще буду писать. Приказы колонне 90-го батальона без учета реальной обстановки отдавал начальник Генштаба Муженко, взявший на себя руководство всеми действиями в аэропорту.
В результате неграмотной постановки задачи, 7 бойцов 95-й бригады погибли, 8 попали в плен, в том числе командир 90-го батальона Олег Кузьминых, были ранены 4 бойца 79-й бригады.
Надеюсь, все теперь понимают, почему я несколько эмоционален, когда пишу о нашем командовании и лично о начальнике Генштаба? А то сейчас в фейсбуке развелось десятки придурков, которые отмазывают командование АТО, Главнокомандующего и начальника Генштаба, под лозунгом «война без потерь не бывает». Так вот я глубоко убежден — война без побед не бывает. Солдаты идут в бой ради победы, а не ради потерь. А чтобы были победы, надо научиться вести войну без дураков. Надо убирать дураков.
Уважаемый Главный военный прокурор Анатолій Матіос, надеюсь на Вашу принципиальность, и что будет начато расследование по Донецкому аэропорту.
На фото — справа: пленный комбат Олег Кузьминых мужественно ведет себя во вражеском плену
http://inforesist.org/

Proudly Powered by Blogger.