Почему все диктатуры боятся США

Трудно вспомнить какой-нибудь мерзкий режим, который бы не поспешил объявить США своим главным противником. США — главный жупел. Все кровавые азиатские коммунисты, все исламские террористы, все государства, управляемые людоедами Африки и наркобаронами Латинской Америки — от Гитлера до Хуссейна каждый диктатор быстренько объявлял своим врагом далекое государство на противоположной стороне земного шарика. Это стало вселенской традицией. Как только с телеэкранов начинают звучать слова об американской военщине, а детям в школах намекают на коварство американского империализма — все, пропал калабуховский дом.
Нет, разумеется США не ангел. А какое государство можно назвать ангелом? Разумеется, в США хватает своего дерьма, коррупции, лжи, подлостей и военных преступлений (cреди которых я особенно никогда не прощу ядерные бомбардировки городов Японии в отместку за Перл Харбор). Впрочем, какие зверства творила фашистская Япония в окружающем пространстве, совершенно не собираясь прекращать войну даже после разгрома Гитлера, — это отдельная тема. Но в любом случае подлости США ничем не выдаются среди подлостей других стран. Немцы вообще из людей мыло варили. И мечтали командовать всем миром или хотя бы Европой. Причем, Европой в итоге командуют, придумав для этого Евросоюз. Но немцев все равно никто не боится, а боятся США.
Россия с США не воевала никогда. С Францией воевала, с Германией, Японией, Финляндией, Турцией — с кем угодно, а с США только была в союзниках. И завоевать мир США никогда не планировали, хотя у них самая мощная на планете армия. И напасть на какую-нибудь страну с целью присоединить территорию к своим штатам — тоже не пытались. Но это же не повод отказываться от традиции ненависти к Америке?

Почему образ США одинаково пугает все людоедские режимы? Откуда уверенность, что США мечтает подорвать российскую и без того подорванную экономику, разорить нашу и без того разоренную страну, чтобы превратить в сырьевой придаток, которым Россия и так (посмотрим правде в глаза) является? 
Почему Япония не боится США, даже несмотря на память о Хиросиме? Почему не боится США Бельгия? Почему возможность войны с США не рассматривает Франция — мощная военная и ядерная держава с большими имперскими замашками в прошлой жизни? Почему какая-нибудь Эстония не опасается, что США тайными интригами и закулисным финансированием устроит «цветную революцию»? 
Не потому ли, что тамошние правители без всяких революций исправно сменяются, отработав положенный конституцией срок?
А вот Россия снова живет, будто готовясь к войне с США. Войне, которая рано или поздно (по мнению России) снова станет возможной. 
Получается парадокс: все звериные и нищие страны боятся США, а все культурные и процветающие — побаиваются России.
А главное — откуда эта уверенность, будто США выгодна война и нестабильность в мире?
Психология американцев действительно совершенно иная, чем у нас. 
Потому что американцы в своем развитии общества прошли тот путь, который мы не прошли. Сейчас прозвучит только один пример, и все станет понятно.
Представьте себе, что вы живете в небогатом поселке в своем обшарпанном доме. Рядом с вами сосед в таком же доме. 
Но вот сосед внезапно разбогател и выстроил себе дорогой особняк. Ваша реакция? Типичная реакция россиянина — широкий спектр чувств от белой зависти (хорошей, искренней) до черной. 

Иногда с размышлениями, чем теперь можно поживиться от богатого соседа, какую-нибудь выплату за шум стройки что-ли стрясти...
А вот реакция американца — он счастлив. Просто искренне рад. Почему? Нет, вовсе не потому, что он такой христианин и так рад за ближнего. Люди сделаны из одного мяса, альтруистов и святых мало в любой стране. 
А вот экономические законы разные. Любой американец точно знает (а если не знает — может позвонить и проверить): если по соседству с твоим домом появится дорогой особняк, то по оценкам риэлтеров цена твоей недвижимости тоже автоматически стала выше. Если твой сосед в большом порядке, выигрываешь и ты.
Эти нехитрые экономические законы взаимосвязанного благополучия американцы впитывают с детства: любая беда у соседа или даже вообще где-то в мире — это всегда нестабильность, лихорадка акций на биржах, и в итоге снижение твоих собственных доходов.
Здесь надо вспомнить об особенностях современной экономической системы развитых стран. На протяжении истории экономические представления менялись и развивались. Поначалу считалось, что богатство — это золото. 
Любой дикарь подтвердит. Испания тоже в этом была абсолютно уверена еще каких-то несколько сотен лет назад. Золото на дереве не растет, а копать его трудно и малоэффективно. Поэтому хорошенько разжиться золотом можно только если кого-то удачно обмануть или грабануть. 
И тут вдруг открывается целый американский континент, населенный дикими индейцами, у которых этого золота несметные кучи!
Испанцы поняли, что счастье близко. Тонны золота были отобраны у инков и привезены в Испанию на бесконечных каравеллах. Но к чему это привело? Золото не смогло никого накормить.
Оно просто рухнуло в цене, обрушив за собой экономику Испании, которая до сих пор, мягко говоря, не самая развитая страна. Совсем другую модель выбрала Британия — вместо беготни за золотом британцы устроили на своем маленьком островке индустриализацию с паровыми машинами и мануфактурами. И экономика Британии расцвела. Хотя какое-то время шла война за колонии. 
Считалось, что колонии — это богатство, поскольку это природные ресурсы и рабочая сила. Но модели совершенствовались. И к середине XX века выяснилось, что природные ресурсы не такое уж богатство (у Японии их нету, например). 
И рабочая сила тоже не богатство — совершенно незачем завоевывать далекую страну, достаточно построить там завод и пользоваться дешевой рабочей силой (причем, к радости этой самой силы и правительства страны). Ну а современная экономическая система устроена еще хитрее: она живет в долг, одолжив деньги у собственного будущего. 

Потому что это единственный способ стремительно развиваться, получая на это финансирование такого размера, какого в сегодняшнем дне нет физически — только в завтрашнем. Деньги давно стали виртуальными — в мире не существует той суммы наличности, которой оперируют банки, потому что она как бы одолжена и многократно переодолжена у самого разного будущего на всю его глубину — ближайшего, отдаленного, очень далекого... 
Кредиты, ипотеки, инвестиции, фьючерсные сделки — все финансовые инструменты заняты одним: занять денег у собственного будущего для сегодняшних задач, чтобы получить прибыль, с которой удастся расплатиться в будущем. 
Поэтому гражданин цивилизованной страны берет ссуды, ездит на своей машине, живет в собственном доме — но все это с условием, что он в будущем окончательно расплатится со своим банком. Банком, который сам живет по тем же законам — раздает кредиты деньгами, которые сам только планирует заработать.
Но весь этот опасный и тщательно сбалансированный механизм крайне полезен для спокойного развития человечества, потому что он работает при одном условии — что будущее благополучное, и в нем есть те деньги, которые одолжили сегодня. А если в реальности случается что-то, от чего будущее начинает выглядеть не таким обеспеченным, как ожидалось, то вся машина времени сыпется. 
Тогда вдруг оказывается, что денег было одолжено не по размеру, и вернуть долги неоткуда: на земле просто не найдется такого количества сокровищ и имущества, даже если отнять добро у всех стран, пустившись в грабежи. 
Потому что одолжено было гораздо больше: все до цента на всю обозримую глубину воображаемого благополучного будущего. Отсюда следует необычный эффект: малейшая нестабильность мира — цунами в далекой Японии, война мелких племен Африки — и вот уже лихорадит фондовые рынки, и предполагаемое будущее угрожающе зашаталось.

Вопрос: при такой системе мировой экономики Америке нужна мировая война? Кому-нибудь из развитых стран нужна война? Кто-нибудь станет мечтать развалить далекую ядерную Россию (Мексику, Боливию, Анголу, КНДР)? Не смешите. 
Это только жители России до сих пор не могут заметить причинно-следственной связи между гражданской войной, разразившейся в соседнем государстве Украина, с падением рубля и прочими проблемами в собственной экономике.
PS: Любопытный пример: общался недавно со своим редактором по делам кино- и телесценариев, он между делом произносит, мол, вы же в курсе, Леонид, у нас в отрасли сейчас стало плохо из-за Украины... Я, понятное дело, в изумлении: какое отношение события на Украине имеют к производству российских телесериалов? 
И тут вдруг оказывается, что Украина (40 млн жителей) была важной частью кинобизнеса России (130 млн жителей), обеспечивая 20% (пятую часть) бюджета отрасли. Российские фильмы и сериалы обкатывались в первую очередь на Украине и приносили 20% прибыли именно оттуда. 
Теперь на Украине стало плохо с деньгами и не до покупки сериалов, поэтому российский кинобизнес на 20% просел. 
Это, как вы догадываетесь, лишь один (но весьма неожиданный) пример падения собственной капитализации из-за пожара, разразившегося на соседском дачном участке. Та самая взаимосвязь, которую американцы давно научились понимать, а мы лишь хлопаем в ладоши и радуемся, что пожар не у нас, а нам теперь жить станет лучше. 
И никаких догадок у нас не появляется, даже когда горящие доски начинают падать на наш участок.

PPS: Разумеется, тролли начинают привычно кидаться любимыми единичными аргументами, якобы развенчивающими миф о бескорыстии США. Но кто говорил о бескорыстии? Я говорил о том, что современной экономике не выгодны неприятности ни в одной точке глобуса. Это как раз тот случай, когда развитое общество приспособило корысть и жадность для охраны мира. 
Чем выше жадность и корысть — тем лучше для мира. Умение заставить даже низменные качества человеческой натуры работать на общее благо — единственная достойная задача общества (потому что если их пытаться тупо выполоть, они прорастают совершенно кровавыми всходами, как показал опыт всех коммунистических режимов). 
А если говорить о водоразделе эпох, то (моя личная точка зрения) последняя экономическая эволюция случилась в 1980/1990-х годах, когда вычислительная техника пришла на биржи. Решения о покупке/сбросе мелких акций на торгах стали принимать брокерские автоматы, стараясь угадать будущее своими изощренными алгоритмами. 
В итоге биржевые операции стали совершаться тысячи раз в секунду, ограниченные лишь скоростью света в оптоволокне. 
Подобно электронному микроскопу, это позволило увидеть самые мельчайшие атомы экономики — невидимые прежде взаимосвязи, когда новость о взрыве автобуса в Индии способна чуть-чуть уронить капитализацию молокозаводов Аргентины.

Proudly Powered by Blogger.