9 мая давно стало праздником амнезии и военного угара


У нас 9 мая уже давно стало праздником амнезии и военного угара. 
Вот, две вещи мы празднуем: амнезию и принципиальное нежелание знать правду! 
Боязнь, страх, этот невроз узнать правду. Громкая амнезия. Торжественная! 
И в рамках этой амнезии надо возвеличить роль Сталина. Убийцы, развязавшего эту войну. Положившего миллионы людей. 
Я могу — просто нет времени — цитировать Виктора Астафьева, Николая Никулина – людей, которые прошли эту страшную войну и написали самые страшные и честные воспоминания. 
Я сегодня наблюдал в Сокольниках, по аллее от метро к парку маршировал под командованием военрука… не знаю, кто это был… маршировали дети! И средние классы и старшие. 
И маленькие совсем сзади в пилотках, под какими-то знаменами и военными, и красными. 
Маршировали под ать-два. Это то, что у них называлось военно-патриотическое воспитание. 
К огромной радости собравшегося населения вокруг. Это подготовка ко Дню победы. Это наш праздник. 
Ни один из детей, руку дам на отсечение, ни один не знает дат — начала и окончания Второй мировой войны. 
Ни один из них не назовет союзников наших. И не наших. И тех союзников, которые были до 1941 года. 
У нас. Ни один из них… никому ничего не скажет ни «1 сентября», ни «17 сентября», ни «2 сентября». 
Ничего не скажут им. Они не читали Астафьева, и это не то что недобор, пробел в воспитании — это политика. Им не дадут! Этих детей готовят в новое пушечное мясо. Им не скажут правду. Потому что пушечному мясу не нужно знать правды. 
Их готовят в пушечное мясо. Под радость их собственных родителей. Они все снимают, фотографируют, все так красивенько.
Этим ать-два не воспитываются ни Дмитрий Сергеевич Лихачёв, ни Вернадский, ни Ландау. Только пушечное мясо можно так воспитать, и это политика. 
Есть устойчивое словосочетание «военно-патриотическое воспитание», там черточка в середине. 
Это очень лукавая черточка. «К военным людям так и льнут, а потому что патриотки!» — еще Грибоедов смеялся над этим. И вместе с ним смеялась вся просвещенная Россия тогда. Военный — значит патриот! Это было пошлостью уже тогда.
А у нас «военно-патриотическое», конечно. Конечно, это патриот, военрук — патриот. Не Лихачёв, нет. А вот военрук — безусловно!

Proudly Powered by Blogger.