Тюрьма и мир: Ученые готовят для заключенных ад


Может ли быть такое, чтобы пожизненное заключение длилось, например, 1000 лет? Да, для этого вполне может использоваться биотехнология. Специально изготовленные препараты, даваемые заключенным, запросто вызовут у них чувство, что они находятся за решеткой 1000 и более лет. Такое возможно, как утверждает группа британских ученых.
Бельгия: необычный эксперимент
Около сотни волонтеров провели свой уик-энд в тюрьме города Беверен (Восточная Фландрия) в рамках тестирования готовности к приему заключенных этим новым пенитенциарным учреждением. Среди «временных заключенных» – судьи, адвокаты, преподаватели, журналисты и сотрудники Пенитенциарной администрации, в том числе ее генеральный директор.
Такое тестирование, включающее в себя значительное количество участников, прошло в Бельгии впервые. Сотня человек, большинство из которых сотрудники пенитенциарных учреждений, «работали заключенными» с полудня пятницы и до полудня воскресенья, то есть провели в тюрьме 3 дня и 2 ночи. Среди участников был и Карел Ван Каувенберге – президент Ассоциации следственных судей.
Все эти волонтеры получили пригласительные «повестки», где был указан и список вещей, которые разрешается взять с собой. Каждый также получил и соответствующий сценарий того, как будут тестироваться все системы. Были предусмотрены ситуации с суицидом, массовыми беспорядками, сбоем в компьютерной системе управления, актом насилия и рядом других, присущих тюремной повседневности.
В новое пенитенциарное учреждение «заключенных» доставили в тюремном фургоне, заковав предварительно в наручники.
– Когда мы открываем новую тюрьму, всегда существует период времени, когда мы, так сказать, обкатываем все возможные ситуации, – поясняет Лоран Семпо, официальный представитель Пенитенциарной администрации. – Это означает, что персонал уже работает, но заключенных пока нет. Цель – изучить и адаптировать все предусмотренные процедуры, такие как открытие и закрытие дверей, организация прогулок, вывод заключенных к врачу или на встречу с родственниками или адвокатом и т.д. И конечно, постараться избежать любых ошибок и неожиданностей.
Идею такого тестирования, по словам г-на Семпо, предложили сами сотрудники новой тюрьмы, являющиеся «молодой, динамичной и креативной командой».
В понедельник 3 марта были подведены итоги. По заявлению Пенитенциарной администрации, выявлен ряд технических недостатков, которые были тут же доведены до сведения частного партнера, занимавшегося строительством. Все они, по словам Лорана Семпо, были оперативно устранены.
Эксперимент, по отзывам самих «заключенных» и персонала тюрьмы, прошел удачно и был весьма полезен. А уже 17 марта сюда поступили первые заключенные, но уже без всяких кавычек. Эта тюрьма, большинство мест в которой предназначено для следственно-арестованных, может принять одновременно 312 человек. Новое пенитенциарное учреждение, построено за два года в рамках Генерального плана федерального правительства гуманизации тюремной инфраструктуры. Этим планом предусматривается строительство пяти новых «высокотехнологичных» пенитенциарных учреждений.
Тюремный комплекс Беверена состоит из четырех трехэтажных блоков, сходящихся к единому центру управления, расположенных на площади 29 000 кв. метров. Такое расположение позволяет легко контролировать все здание. В наличии 300 камер, в том числе 32 двухместные и 4 для инвалидов. Каждая камера оборудована туалетом и душем. В тюрьме имеются два прогулочных двора, оборудованных противовертолетными тросами. Предусмотрена также защита от «перебросов». По периметру пенитенциарное учреждение окружено высокой стеной и рвом, заполненным водой. В тюрьме имеется весь комплекс необходимых для успешной социальной реабилитации заключенных помещений: спортивный зал и спортивные площадки, библиотека, медицинская часть, учебные классы, производственные мастерские и т.д. Функционирование тюрьмы обойдется бельгийским налогоплательщикам в 17 млн евро в год.
Кстати сказать, если в Бельгии такой эксперимент был проведен впервые, то в соседних Нидерландах это является обычным делом.
Ули Хеннес и гитлеровская тюрьма
Прокуратура Мюнхена заявила, что не будет обжаловать приговор суда, по которому бывший знаменитый футболист, ставший президентом футбольного клуба «Бавария», Ули Хенесс приговорен к трем с половиной годам тюремного заключения за уклонение от уплаты налогов. Ранее и сам Хенесс сказал, что также не будет подавать апелляцию на приговор. В скором времени он покинет свою шикарную виллу, расположенную около живописного озера Тегернзее, и отправится на юго-запад Баварии, в тюрьму города Ландсберг-на-Лехе. Именно в этой тюрьме после попытки путча в 1923 году в течение 264 дней находился в заключении Гитлер. Здесь же он надиктовал многие страницы своей одиозной книги «Майн кампф» («Моя борьба»).
В этой же тюрьме после окончания Второй мировой войны, по приговору Нюрнбергского трибунала содержались многочисленные преступники-нацисты. До 1951 года более 250 военных преступников были здесь же казнены.
Популярный в Германии еженедельник «Ди Вельт» приводит рассказы ряда бывших узников тюрьмы Ландсберга из числа немецких знаменитостей. Один из них, репортер и немецкий бизнесмен, 72-летний Микаэль Гретер, в начале 2000-х годов отбывавший здесь девятимесячное заключение за организацию фиктивной неплатежеспособности, рассказывает, что ему пришлось сидеть именно в той камере – камере бывшего немецкого диктатора:
– В камере, в которую меня поместили, когда-то сидел Гитлер. Об этом с гордостью мне сообщили сами охранники.
Микаэль Гретер характеризует ландсбергскую тюрьму как «баварский Алькатрас» и называет ее «Отель – четыре решетки». «Решетки» – это потому что в камерах здесь нет дверей, вместо них решетки, через которые охранники круглосуточно наблюдают за заключенными.
Возведенная в начале прошлого века тюрьма, в которой Хенесс будет отбывать свое наказание, построена в стиле ар-нуво и, как отмечает еженедельник «Штерн» (Stern), «похожа на крепость». Тюрьма рассчитана на 554 заключенных, три четверти из которых размещаются в одиночных камерах.
Как указывает таблоид «Бильд», ссылающийся на тюремного врача Джо Бауха, свой срок здесь Хенесс будет отбывать с педофилами и тридцатью убийцами, поэтому «ему не надо недооценивать существующую опасность»:
– А тот, кто что-то сделает господину Хенессу, сам в мгновение ока станет знаменитым.
Встречи эти неминуемы, так как заключенные имеют право гулять в тюремном дворе до 7 часов вечера. Правда, пишет «Бильд», у Хенесса в тюрьме много поклонников, поэтому вряд ли ему угрожает какая-то серьезная опасность.
В течение первых дней Хенесса осмотрит тюремный врач и вынесет заключение, может ли он работать: в прачечной, в саду или где-то еще. Что касается свиданий, то таковых предусмотрено два в месяц. Писать письма можно без ограничений, но все они подвергаются цензуре. И конечно, никакого мобильного телефона или Интернета.
Наиболее важная встреча для Хенесса – разговор с директором тюрьмы, психологом и социальным работником. Ему необходимо произвести на них хорошее впечатление, так как именно от этих лиц зависит, как скоро он сможет быть переведен в тюрьму открытого типа.
В течении отбывания срока наказания теперь уже экс-президент ФК «Бавария» сможет расходовать со своего тюремного счета деньги. Но перевести на этот счет можно не более 150 евро в месяц. Смехотворная сумма по сравнению с 28,5 млн, которые он скрыл от налоговых органов Германии.
Ученые готовят для заключенных ад
Может ли быть такое, чтобы пожизненное заключение длилось, например, 1000 лет? Да, для этого вполне может использоваться биотехнология. Специально изготовленные препараты, даваемые заключенным, запросто вызовут у них чувство, что они находятся за решеткой 1000 и более лет. Такое возможно, как утверждает группа британских ученых.
Философ Ребекка Роач, возглавляющая группу исследователей, работающих в Оксфордском университете и занимающихся разработкой технологий будущего, которые позволят изменить уголовные наказания, объясняет, что в определенных случаях можно сделать так, чтобы наказание казалось заключенным гораздо более тяжким, чем оно есть на самом деле. При этом вовсе не надо прибегать к смертной казни или физическим пыткам. И такие наказания, по ее мнению, вполне можно применять по отношению к тем, кто совершил наиболее отвратительные преступления.
В своей статье, опубликованной в 2013 году в блоге «Практическая этика», она объясняет, что много думала о реализации подобной идеи после дела Дэниэла Пелка:
– Дэниэлу было четыре года, когда он умер в марте 2012 года от черепно-мозговой травмы. В последние месяцы его короткой жизни он постоянно подвергался избиениям, его морили голодом, притапливали в воде, пока он не терял сознание. Все это делалось для того, чтобы его мать получила хоть немного «спокойной жизни». Его не лечили, не вызывали врача, запирали в чулан, в котором был лишь один матрас, на котором он был вынужден и спать, и отправлять естественные надобности. Его постоянно унижали, не любили, подвергали самым немыслимым, какие только можно вообразить, пыткам, например принуждали есть соль, когда он просил глоток воды.
Сегодня уморившие ребенка родители отбывают пожизненное заключение. Ребекка Роач считает, что это совершенно недостаточное для них наказание.
В интервью, опубликованном 13 марта 2014 года, Ребекка объясняет, что целый ряд психотропных веществ могут трансформировать чувство времени, которое присуще людям:
– Уже сейчас можно изготовить таблетку или раствор, которые создадут для любого индивида впечатление, что он отбывает наказание уже 1000 лет.
В своем блоге она поясняет также, что современное состояние исследований показывает, что уже в ближайшее время можно будет подключать мозг человека к компьютеру с целью значительного ускорения ритма его работы:
- Можно сделать так, что мозг преступника будет работать в миллион раз быстрее, и проведенные в таком состоянии 8 с половиной часов будут казаться ему тысячей лет. Очевидно, что это было бы для налогоплательщика значительно дешевле, чем содержать заключенного в неволе и заботиться о продлении его жизни.
Еще в одном интервью Ребекка Роач уточняет:
 Естественно, существует общее мнение, что «играть» с мозгом заключенного можно лишь до определенной степени, а все, что дальше, неприемлемо. Но вполне возможно сделать так, чтобы один человек не взаимодействовал напрямую с мозгом другого человека.
Взять, к примеру, свет. Искажение течения времени, напоминает г-жа Роач, через постоянное воздействие светом уже давно используется во время допросов. Или, наоборот, чередование световых вспышек может нарушать естественное чередование дня и ночи.
Но применение психотропов или сенсорной гиперстимуляции (как, например, постоянное воздействие искусственным светом днем и ночью) в настоящее время рассматривается, как пытка. Заставить заключенного почувствовать, что он находится в тюрьме 1000 лет, хотя прошло всего лишь 8 с половиной часов, вероятно, также подпадет под понятие «пытка». В общем, не очень вдохновляющая концепция для ближайшего будущего.
Смертная казнь в 2013 году в пяти цифрах
Как следует из ежегодного отчета, подготовленного авторитетной неправительственной организацией «Международная амнистия», в 2013 году количество случаев применения смертной казни во всем мире значительно выросло.

778 казней было проведено в прошлом году, что на 15% больше, чем годом ранее. Согласно данным отчета, количество приведенных в исполнение смертных приговоров больше всего выросло в Ираке, Иране и Саудовской Аравии. Ни один смертный приговор не был приведен в исполнение в Европе и Центральной Азии. Правда, это не относится к Китаю, где данные о количестве приведенных в исполнение смертных приговоров является секретной информацией, не подлежащей разглашению. Международная амнистия на основании различных сведений и мнений экспертов полагает, что в КНР было казнено по меньшей мере несколько тысяч человек, то есть гораздо больше, чем во всем остальном мире.
В 2013 году смертная казнь практиковалась в 22 странах (в 1994 году таких стран было 37). В некоторых государствах (например в Пакистане или Гамбии), где в 2012 году смертные приговоры приводились в действие, в 2013 году не было казнено ни одного человека. Однако в четырех государствах (Индонезия, Кувейт, Вьетнам и Нигерия), где годом ранее смертные приговоры в исполнение не приводились, они, наоборот, возобновились. Способы смертной казни, указывает Международная амнистия, от страны к стране значительно различаются: обезглавливание (Саудовская Аравия), казнь на электрическом стуле (США), повешение (Афганистан, Бангладеш), смертельная инъекция (США, Китай и др.), расстрел (Сомали, КНДР и др.).
39 казней было совершено в США, что на 10% меньше, чем годом ранее. В мае 2013 года смертная казнь была отменена в Мэриленде, который стал 18-м штатом из 50, законодательно упразднившим этот вид наказания. Вместо нее суды теперь назначают пожизненное заключение без права освобождения. Напротив, Техас является штатом, где смертная казнь использовалась наиболее широко: 41% от общего числа казненных в США (в 2012 году – 34 %).
98 государств полностью отменили смертную казнь за любые преступления. Ряд стран, где такое наказание предусмотрено, на практике смертную казнь не используют. Общее число стран, где смертная казнь де-факто не применяется, составляет 140.
Всего в 2013 году в 58 странах было вынесено 1925 смертных приговоров, что на 203 случая больше, чем в 2012 году. Увеличение произошло в основном за счет Афганистана, Бангладеш, Нигерии и Сомали.
Новый доклад Совета Европы
Согласно данным последнего доклада, опубликованного Советом Европы 29 апреля, в 2011 году Люксембург, Финляндия, Черногория, Словения и Франция имели самый высокий показатель суицидов среди заключенных в тюрьмах из 43-х представивших данные государств – членах СЕ. Так, во Франции на 10 000 заключенных имеется 15,6 случая самоубийств. Средний же уровень суицидов в европейских тюрьмах составляет 7,7 случаев на 10 000 заключенных.
В период с 2011 по 2012 год зафиксировано также незначительное снижение количества заключенных на 100 000 населения – со 155 до 150 человек. Заполняемость пенитенциарных учреждений в 2012 году составила 97,7 заключенных на 100 мест.
Наихудшую ситуацию Совет Европы видит в Сербии, где на 100 мест приходится в реальности 160 узников. В Италии – 145, на Кипре и в Венгрии – 139 и 140, в тюрьмах Бельгии 132 заключенных на сто мест. Иностранных граждан в европейских тюрьмах – в среднем 21%.
Содержание одного узника обходилось в среднем 103 евро в день. При этом в Болгарии заключенный стоит государству всего 3 евро, а в Швеции – 620 евро.
Лиц, приговоренных к срокам заключения 10 и более лет, в тюрьмах Европы чуть больше 11%. Интересно, что эта цифра в последние годы не меняется. 20% сидят за воровство, 17% – за наркотики. Убийц в тюрьме государств – членов Совета Европы – 13%.
Женщин среди заключенных всего 5%. Четверть европейских узников имеют сроки менее 3 лет, а на каждого сотрудника пенитенциарного учреждения приходится трое «подопечных».
Ситуация в тюрьмах Туниса: ООН бьет тревогу
ООН недавно опубликовала доклад с красноречивым названием: «Ситуация в тюрьмах Туниса – международные стандарты и реальность». В докладе описывается существующее положение в пенитенциарной системе страны. И выводы доклада далеко не радостны: перенаселенность, жестокое обращение с заключенными, неудовлетворительное состояние с соблюдением гигиены, изношенная инфраструктура…
Во времена правления свергнутого президента Бен Али все данные о состоянии пенитенциарной системы страны носили гриф «секретно». В настоящее время сделан шаг к прозрачности этой системы. В течение десятков лет прошлое правительство запрещало организациям по защите прав человека и заключенных посещать тунисские тюрьмы, но с 2011 года этот запрет снят, и многие организации, включая авторитетную Хьюман Райс Вотч, смогли посетить тунисские пенитенциарные учреждения. Перед бегством Бен Али в тюрьмах страны находилось 31 000 заключенных.
Учитывая численность населения страны, составляющее 10,5 млн жителей, уровень тюремного населения в Тунисе являлся одним из самых высоких во всем мире. Тунисские заключенные содержатся в 26 пенитенциарных учреждениях, включая 7 центров заключения для несовершеннолетних и 3 центра для исправительных работ. Почти все они были построены еще в начале прошлого века. Отсюда, как указывается в недавнем докладе ООН, и проистекают «нездоровые условия содержания».
Согласно докладу ООН, камерная перенаселенность является главной проблемой тунисских тюрем, и выводы этого доклада исключительно тревожны. В среднем пенитенциарные учреждения заполнены на 150%, а в некоторых тюрьмах количество заключенных в 16 раз превышает их возможности. Так, тюрьма в городе Кассрин заполнена на 150,6%, тюрьма в городе Керуане – на 138,2%, в городе Месааддине – на 115,6 %.
Эти данные, – говорится в докладе, – были получены путем сравнения количества спальных мест и площадей, занимаемых тюремными камерами». В качестве примера в докладе фигурирует тюрьма «Хуареб», расположенная в Керуане. На площади 200 кв. м там содержится 125 заключенных, то есть на 75% больше, чем это предусмотрено международными нормами и стандартами, предусматривающими 16 кв. м жилой площади на четырех человек. Также эта тюрьма не оборудована вентиляцией, а оснащенность камер остается весьма спартанской.
Прямое следствие перенаселенности тюрем – состояние гигиены. В докладе прямо говорится, что перенаселенность и ветхая инфраструктура являются причиной «ухудшения состояния здоровья заключенных». «Перенаселенность влияет на личную гигиену заключенных. Время, отведенное на принятие душа, недостаточно, и именно поэтому в тюрьмах распространена чесотка, особенно в летние месяцы». Перенаселенность в тунисских тюрьмах существует в основном из-за осужденных за употребление марихуаны. Согласно официальным цифрам, более 50% заключенных содержатся в тюрьмах именно по этой причине. В последние недели в юридическом сообществе страны развернулись дебаты о необходимости декриминализировать употребление марихуаны. Но пока что эта дискуссия не сделала законодательство по этому вопросу более гибким.
Какие же существуют пути к разгрузке тунисских тюрем? Эксперты предлагают расширить перечень преступлений, за которые назначаются альтернативные меры наказания – принудительные общественные работы. Кроме того, по их мнению, необходимо снизить сроки тюремного заключения за ряд преступлений, относящихся к категории тяжких.
В феврале 2011 года делегация Хьюман Райс Вотч посетила расположенный около города Бизерт тюремный центр «Бурж эр-Руми», а также главное пенитенциарное учреждение Туниса тюрьму Морнагиа. Это разрешение на посещение было расценено как значительный шаг, ведущий к открытости пенитенциарной системы. «Предоставляя доступ в эти учреждения, переходное правительство Туниса делает важный шаг на пути к прозрачности в функционировании своих тюрем, и мы надеемся, что эта открытость продолжится и далее и такое право будет предоставлено местным организациям.
Переходное правительство должно также положить конец бесчеловечному обращению с заключенными, которое практиковало предыдущее правительство». После проведенных бесед с заключенными и сотрудниками пенитенциарных учреждений Хьюман Райс Вотч в январе 2014 года опубликовала доклад под названием «Ошибки системы: ситуация с арестованными в Тунисе». «Тунис должен порвать с порочной практикой недавнего прошлого, улучшить условия содержания в заключении и начать тщательно отслеживать ситуацию с тем, чтобы подследственные могли воспользоваться всеми положенными им правами», – уточняет Эрик Голдштейн, заместитель директора Хьюман Райс Вотч по странам Ближнего Востока и Северной Африки.
«Большинство заключенных содержатся в общих, очень плохо вентилируемых камерах, каждая из них занимает площадь примерно в 50 кв. м, и в каждой содержится примерно по 40 человек. Эти помещения, в которых очень высокие потолки, тесно заставлены двуспальными или трехспальными нарами, расположенными одна над другой. Между ними находятся весьма узкие проходы, ведущие к туалету, отделенному от основного помещения стенкой, но без дверей. Места для стола и стульев нет вообще», – говорится в докладе, основной вывод которого состоит в том, что условия в заключении являются «бесчеловечными и унижающими достоинство».
В другом докладе, имеющем название «Тунисские тюрьмы – вид изнутри», составленном Кхемаисом Ксела и опубликованном после революции 2011 года (при поддержке Международной Федерации по правам человека, Тунисского комитета за соблюдение свобод и прав человека и Средиземноморской сети за права человека), условия содержания в тюрьмах страны характеризуются как «катастрофические». Что касается пенитенциарной инфраструктуры и условий содержания, в докладе подчеркивается, что «здания, предназначенные для содержания заключенных, в большинстве регионов страны находятся в обветшалом состоянии и в ситуации разрухи. В сущности, большая часть зданий изначально не была предназначена для осуществления функций тюрьмы, тем более не предназначена для содержания приговоренных к длительным срокам заключения.
Заключенные, с которыми обращаются, как со скотом, проживают в невыносимой тесноте, которая способствует поддержанию постоянной напряженности и жестокому насилию, которыми характеризуются взаимоотношения в этой микросреде, не говоря уж о процветающих кражах, содомии и т.д.». Одновременно в докладе указывается, что тунисские тюрьмы малы для того количества лиц, которые в них содержатся.
«В тюрьме "9 апреля", расположенной в городе Тунисе и построенной из расчета на 900 человек, в настоящее время содержится свыше 5000 заключенных; на каждого таким образом приходится 60 кв. см жилой площади. В учреждении, находящемся в городе Кеф, наполняемостью 300 человек, содержится более 1000 заключенных, а в тюрьме города Гафса, рассчитанной на 350 заключенных, отбывают сроки более 1000 заключенных. В тюрьме "Борж Эрруми", рассчитанной на 400 заключенных, содержится более 2000 человек». Не лучше обстоит ситуация и в других пенитенциарных учреждениях.
Смертная казнь в США
В последний момент сторонникам отмены смертной казни удалось добиться своего. 41-летнего Роберта Кэмпбелла должны были казнить путем введения смертельной инъекции вечером 13 мая в техасской тюрьме Хантсвилл. Но в последний момент исполнение приговора решением федерального суда было отложено. Адвокаты осужденного убедили суд, что их подзащитного может постигнуть та же участь, что и Клейтона Локкета, казнь которого в штате Оклахома 29 апреля превратилась в долгую и жуткую агонию.
Возникшая в США новая полемика о смертной казни является следствием недавно возникшей ситуации: штаты, которые продолжают практиковать смертную казнь, сталкиваются со все возрастающими трудностями с получением летальных препаратов, поскольку заводы, производящие такие препараты и расположенные в Европейском союзе, подвергаются все более жесткому давлению и в результате отказываются их поставлять в США. Выпускающие аналогичные препараты американские компании в результате давления на них также все чаще отказывают в поставках. Пенитенциарные службы штатов, в свою очередь, отказываются назвать поставщиков и раскрыть состав инъекций, которые они используют.
В Техасе Роберт Кэмпбелл, приговоренный к смерти за изнасилование и убийство Александры Рэндон, 20-летней служащей банка, совершенные им в 1991 году, должен был стать восьмым казненным с начала 2014 года.
Но его адвокаты обратили внимание суда на прецедент, имевший место во время неудачного исполнения смертного приговора в штате Оклахома, выразили сомнение в «безопасности» используемого препарата и потребовали сообщить его состав. Прокурор штата ответил им, что риск тяжких страданий далеко не так велик, как утверждают адвокаты, и что Конституция штата Техас вообще «не требует ликвидации всех возможных рисков страдания» при исполнении приговора. Еще один аргумент, обнародованный прокурором: используемый в Техасе протокол приведения в исполнение смертной казни «существенно отличается» от аналогичного протокола, применяемого в штате Оклахома.
Противники казни Кэмпбелла также обратили внимание на тот факт, что его IQ равен 69 пунктам, тогда как для приведения в исполнение смертной казни IQ должен быть не ниже 70 пунктов. Именно на этот аргумент обратил внимание федеральный суд, указав, что «прискорбно, что вопрос об умственной неполноценности господина Кэмпбелла приходится рассматривать в последнюю минуту, прямо перед запланированным исполнением приговора». Одновременно суд указал, что в этом «нет вины ни самого Кэмпбелла, ни его адвокатов», поскольку штат Техас «никогда не обнародовал данных о том, что в его распоряжении имеются результаты трех тестирований интеллекта, свидетельствующих о том, что Кэмпбелл страдает умственной неполноценностью».
 штате Техас приводится в исполнение около 40% смертных приговоров, выносимых в США. Начиная с 1982 года 515 мужчин и женщин были казнены здесь с помощью смертельной инъекции. Рик Перри, нынешний губернатор, бывший в 2012 году кандидатом на этот пост, во время предвыборной кампании, квалифицировал используемый метод как «соответствующий».
29 апреля 2014 года Клейтон Локетт скончался после агонии, длившейся 43 минуты. Казнь проходила в тюрьме города Мак-Алестер (Оклахома) и состояла из трех последовательных инъекций. После того как осужденный начал биться в конвульсиях, директор тюрьмы приказал остановить казнь. Впрочем, это не помешало ему впоследствии объявить, что господин Локетт скончался «в результате обширного инфаркта».
Президент США назвал это проведение смертной казни «бесчеловечным». В тот же вечер должны были казнить еще одного осужденного, но после этих событий его казнь перенесли на шесть месяцев. Результаты вскрытия Клейтона Локетта должны быть опубликованы не ранее чем через два месяца. Но еще до этого случая в штате Огайо разразился публичный скандал. В январе 2014 года там в результате «халтурно исполненной казни», как ее назвали в СМИ, осужденный на глазах у многочисленных, буквально находившихся в ужасе от увиденного свидетелей агонизировал в течение десяти минут.
Смертная казнь практикуется в двадцати штатах. Количество приводимых в исполнение смертных приговоров снижается ежегодно. Основной причиной являются трудности с получением препаратов для смертельной инъекции, скандалы, связанные с судебными ошибками, а также информация о стоимости смертной казни. В 2013 году по всей стране было вынесено 80 смертных приговоров (в 1994 году – 315). В том же 2013 году были приведены в исполнение 39 приговоров (в 1999 году – 98).
Недавно проведенный опрос показал, что 48% американцев полагают, что убийцы заслуживают смертной казни, тогда как сторонниками пожизненного заключения для этой категории преступников являются 43%. Количество сторонников такой меры наказания, как смертная казнь, составляет 60% (противников – 35%), что является самым низким показателем за последние 40 лет. В 1972 году, после того как Верховный суд США признал все законы на эту тему не подлежащими применению, в течение четырех лет смертная казнь не осуществлялась. Наибольшее количество сторонников применения этой меры наказания – 80% – было зафиксировано в 1994 году.
После того как смертная казнь была возобновлена в 1976 году, 82% исполненных приговоров имели место в южных штатах. После Техаса, наибольшее количество казней происходило в Алабаме, Флориде, Джорджии, Миссури, Оклахоме и Вирджинии.
Согласно данным исследования, проведенного Университетом штата Айова, обвиняемый чернокожий гражданин США рискует быть казненным в 1,7 раза чаще, чем белый; убийство белого в 4,3 раза чаще влечет за собой смертный приговор, чем убийство чернокожего. Начиная с 1976 года количество исполненных смертных приговоров сократилось почти вдвое, а количество выносимых приговоров, предусматривающих смертную казнь, – на две трети. Из 50 американских штатов в 18 смертная казнь упразднена, а за последние два года лишь в девяти штатах она применялась. По данным ФБР, в штатах, которые не применяют смертную казнь, уровень убийств равен или даже ниже средненационального уровня.
Режим полной изоляции в тюрьмах США
В Соединенных штатах десятки тысяч заключенных находятся в полной изоляции в течение 5, 10, 25 лет… Они ни с кем не общаются, одиночество сводит их с ума.
Не сойти с ума. Не поддаваться безысходности. Противостоять галлюцинациям – воображаемым звону, жужжанию, гулу, шепоту, которые происходят в голове; всем этим крикам «Джо! Джо!», которые ты якобы откуда-то слышишь. Однажды ранним утром ты видишь в своей камере лысого мальчика, а несколько дней спустя с ужасом понимаешь, что это воспоминания детства, что этот мальчик – это живший неподалеку парнишка, у которого была лейкемия и который умер за несколько месяцев до смерти твоей собственной матери. Бороться. Писать, чтобы выжить. Напрягать мысли.
Фиксировать взгляд на одной точке на стене, стараясь заставлять свои глаза не двигаться по сторонам. Это почти невозможно, твой взгляд не желает упираться в одну точку. Но наконец ты можешь это делать сначала пять минут, потом десять, потом целый час. Точка, в которую ты уставился, начинает двигаться, танцевать. Твой мозг пытается привести в порядок все эти формы и движения. Ты как бы снимаешь свой собственный фильм: вот это – галопирующая лошадь, а это – стреляющий шариками мальчишка… Есть и вещи, которые ты не желаешь видеть: это люди, которых ты убил. Это всё игры сознания. Однажды наступает самый жуткий момент твоей жизни: ты вдруг отдаешь себе отчет, что не можешь отличать, где реальность, а где твоя фантазия. На стене появляются и исчезают маленькие картинки, а ты просто уже не понимаешь, где же ты на самом деле находишься.
В голове Джо Лойя мысли совсем перемешались. Копы прозвали его «бандит из Бейрута». А все те, кто находится с той стороны «кормушки», думают, что он либо ливанец, либо индиец, либо пакистанец – все что угодно, кроме того, что он – американский гражданин, по национальности мексиканец, выходец из Восточного Лос-Анджелеса. Джо-хитрец, Джо-соблазнитель, Джо-грабитель: на его счету сорок ограбленных банков, при этом он ни разу ни на кого не наставлял оружия. В начале 1989 года его все-таки схватили, но благодаря своему уму и… юмору Джо смог убедить агента ФБР, что он ни при чем, и его отпустили. А он тут же грабанул еще пять банков.
Приговоренный к семи годам тюрьмы, Джо привлек к себе всеобщее внимание. У него маниакально-депрессивный синдром, и он вспыхивает по малейшему поводу. Как-то одному заключенному, который посмел перепродать принадлежавший Джо номер «Плейбоя», не спросив разрешения, он оторвал мочку уха. А однажды его сокамерник был найден мертвым. Подозрение пало конечно же на Джо. Он утверждал, что непричастен. Чтобы сломить его упорство, Джо помещают в условия строгой изоляции. Два года одиночества: 23 часа из 24 никого не видишь.
Кажущиеся звуки, недели, в течение которых не слышишь и не произносишь ни единого слова. Лысый мальчик. Панический страх, что вот-вот кто-то выломает дверь в камеру и убьет тебя. История Джо имеет счастливый конец: выйдя из тюрьмы в середине 1990-х годов, он становится журналистом и благодаря талантливо рассказанной автобиографии получает известность. У него есть подруга и 7-летняя дочь. Но у Джо есть и прошлое, которое никак не хочет его отпускать.
В 2003 году из-за галлюцинаций ему пришлось провести восемь дней в больнице. Спустя почти двадцать лет после освобождения из тюрьмы, он опять стал слышать какие-то голоса и звуки. И ему потребовались еще долгие десять лет, чтобы обуздать свои кошмары. «Но следы все равно остаются, – говорит он. – Я – раненый человек».
«Вариант настоящего ада» – так однажды назвал одиночное заключение один из тюремных охранников. По идее такое заключение должно длиться максимум несколько дней, но зачастую оно растягивается на годы. Не существует никаких точных цифр, но эксперты полагают, что в американских тюрьмах в камерах размером 6,5 кв. м в одиночном заключении пребывает около 80 000 заключенных. В основном, это происходит в тюрьмах с максимальной степенью безопасности – так называемых «супермакс».
Проделайте опыт: сделайте три шага в длину и два в ширину. Это и есть размер выделенного вам пространства. Представьте стены. К одной из них приварен стол, табурет, кровать, умывальник, раковина унитаза.
– В некоторых камерах имеется малюсенькое окошко, выходящее во внутренний двор, через которое можно видеть лишь высокую стену ограждения, – рассказывает Рафаэль Сперри, архитектор, который борется за то, чтобы этический кодекс его профессии запрещал конструирование подобных тюрем. – Все, что вы можете видеть, это голый пол, стену и небо. Через окошко вы никогда не увидите ни одного человека. И никакого животного вы тоже не увидите.
В другом варианте есть дверь с отверстиями, через которые в камеру попадает свет, часто искусственный. В такой ситуации, громко крича, можно хоть как-то общаться с другими заключенными. Правда, в этом случае в камере вообще нет никакого окна.
Человек – существо социальное. Без общения с себе подобными он быстро деградирует и сходит с ума. В США это осознают не все. «Здесь очень живуч миф о человеке-одиночке, который ни в ком не нуждается, о некоем полуденном ковбое с большой дороги, с пистолетом в руке, такой герой-одиночка. И компания якобы нужна лишь женщинам», – отмечает Джо Лойя, который может говорить хоть о Святом Павле, хоть о трансцедентальной медитации с той же легкостью, что и о своем прошлом.
С 2006 по 2010 год телеканал Fox Reality транслировал шоу под названием «Одиночество», в котором конкуренты соревновались в «игре» в одиночество в тюрьме. «Побег 3D: Тюрьма» – видеоигра, предлагающая ощутить виртуальное заключение. Но настоящая реальность не имеет ничего общего ни с какой игрой. Эта реальность в тюрьмах категории «супермакс» выглядит как научно-фантастический кошмар, в котором двери открываются и закрываются автоматически таким образом, чтобы заключенные не имели ни малейшего контакта с охранниками.
Вот как Верховный суд США в одном из своих решений от 2005 года описывает пенитенциарное учреждение категории «супермакс» в штате Огайо: «Двери в камерах сделаны из металла, по бокам, снизу и сверху также приварены металлические полосы, которые не позволяют заключенным вести любые разговоры с другими заключенными и препятствуют всяческому общению. Питание осуществляется в камерах, а не в общей столовой. Посещения заключенных весьма редки, а если они случаются, то происходят через разделительное стекло. Правильно было бы утверждать, что заключенные тюрьмы штата Огайо практически лишены любых стимулов, которые могли бы обеспечить их возвращение в привычное нам общество, они лишены и любых человеческих контактов».
Стюарт Грассьян, психиатр из Бостона, опросивший более 200 заключенных, находившихся в режиме изоляции, сделал вывод, что треть из них страдали острыми психозами, сопровождаемыми галлюцинациями. В другом исследовании, проведенном в одной из тюрем категории «супермакс» в штате Вашингтон, этот показатель у заключенных достигал 45%.
Начиная с 1960-х годов многочисленные исследования, проведенные с использованием электроэнцефалограммы, показали, что уже через неделю после принудительного помещения в изоляцию, мозговая активность замедляется. А проведенное с помощью электроэнцефалограммы исследование 57 заключенных одного из лагерей, расположенных в бывшей Югославии, четко показало, что у этих заключенных наблюдается церебральная деформация. Такие повреждения еще в большей степени, чем у взрослых, отмечаются у несовершеннолетних. Кстати, из 100 000 несовершеннолетних, содержащихся в тюрьмах США, по меньшей мере треть то или иное время проводила в изоляции.
Такая практика в США восходит к эксперименту, который в 1829 году проводился квакерами в пенитенциарном учреждении, располагавшемся на востоке Пенсильвании. Квакеры полагали, что проведя шесть месяцев в условиях полной изоляции в этом «исправительном» учреждении, человек тем самым искупит свою вину. Провал этого эксперимента очевиден. В 1842 году Чарльз Диккенс, посетивший эту тюрьму, вышел оттуда в ужасе. Такое наказание, отметил он, «и жестоко, и несправедливо».
– По моему мнению, эта медленная и ежедневная деформация мозга несравненно хуже, чем любые формы физических пыток, – писал Диккенс.
Токвиль, побывавший в нью-йоркской тюрьме, был не менее резок: изоляция «пожирает своих жертв непрерывно и без всякой жалости, – указывал он. – Это абсолютное одиночество, если ничто его не прерывает, свыше того, что может вынести человек… Оно не изменяет его, оно его убивает». В 1890 году Верховный суд дважды чуть было не признал эту практику противоречащей Конституции. Понемногу от одиночной изоляции стали отказываться.
Эта тенденция отказа от одиночного заключения неожиданно закончилась в 1983 году. В один из дней в тюрьме, расположенной в городе Мэрион, штат Иллинойс, были убиты сразу два тюремных охранника. В качестве реакции администрация тюрьмы поместила заключенных в условия строгой изоляции: 23 часа из 24 они находились в полном одиночестве. В некоторых случаях изоляция составляла и все 24 часа в сутки.
Так родился первый «супермакс». Шестью годами позже республиканское правительство штата Калифорния открывает еще один «супермакс» – пенитенциарное учреждение Пеликан Бэй, характеризующееся как «тюрьма нового поколения, которая должна служить моделью для всей пенитенциарной системы страны». В этот период буквально вся Америка отворачивается от идеи реабилитации за решеткой, а заключенных называют не иначе, как «разъяренными животными, которых необходимо поставить в стойло». А многие политики вообще обещают засадить в клетки всех «плохих парней и выбросить ключи от их камер».
Официально эта крайняя мера «должна использоваться лишь тогда, когда это абсолютно необходимо, она вовсе не должна восприниматься так, будто бы речь идет о возмездии в отношении неких лиц». Именно это в феврале 2014 года, а вовсе не в далекие 80-е годы прошлого века утверждает директор Федерального бюро тюрем Чарльз Сэмюэльс.
Прекрасные слова, правда, совершенно не соответствующие реальности. Наказание изоляцией «все чаще применяется к заключенным, не представляющим никакой угрозы персоналу, а не к тем, у кого в активе были изнасилования несовершеннолетних, не к тем, кто представляет собой угрозу, но скандальным по натуре, имеет наглость вступать в пререкания, отказываться от перевода в другое учреждение или в другую камеру», – отмечает Николас Тернер, президент Vera Institute of Justice, неправительственной нью-йоркской организации, основанной известным филантропом Луи Швейцером.
Если верить исследованию этого института, проведенному в Иллинойсе, 85% заключенных, помещенных в дисциплинарную изоляцию, оказались там за незначительные нарушения тюремных правил внутреннего распорядка. Эти широко распространенные злоупотребления со стороны администрации (помещение в условия изоляции) имеют самые ужасные последствия в таком штате, как Калифорния. Наказанный таким образом заключенный проводит в условиях изоляции в среднем семь лет. В «супермаксах» (таких тюрем в США около 60) этот срок вообще не лимитируется. А есть еще и специальные блоки подобного типа в тюрьмах штатов. И даже в небольших тюрьмах округов.
48-летний Ричард Асмус, заключенный из Иллинойса, был приговорен в 1989 году к 75 годам тюрьмы за изнасилование. Условно-досрочное освобождение ему в лучшем случае грозит лишь в ноябре 2024 года – по истечении половины срока наказания (он был арестован в 1987 году). Ричард, которого мы проинтервьюировали путем переписки, является полной противоположностью «опасного заключенного».
После множества нелегких лет в тюремном мире, где бушуют бандитские разборки и в котором «администрация отказывается внедрять любые мало-мальски позитивные программы», Ричард постепенно изменился самостоятельно.
– Я один из тех, кто использует доступное им в тюрьме свободное время, чтобы читать, учиться и заниматься самообразованием, – рассказывает он. – В результате этого мое мировоззрение и мое отношение к миру стали меняться. В конце концов в 2006 году мне предложили перевод в учреждение со средним уровнем безопасности. Мне удалось реализовать все те преимущества, которые я смог из этого извлечь. Через несколько месяцев я был зачислен на заочное обучение в университете. Я также посещал программы, помогающие контролировать гнев, и еще занятия, на которых изучались история христианства и Библия.
В своих письмах Ричард практически на каждой странице выражает глубокое раскаяние за совершенное им преступление, совершение которого «сейчас он даже представить себе не может».
В 2012 году, буквально перед получением им диплома об университетском образовании, его неожиданно переводят в тюрьму города Менард, расположенного на юге Иллинойса, и помещают в условия изоляции. Администрация подозревает его в том, что он связан с тюремной бандой и поддержал проведение в тюрьме мирной акции протеста. Обвинение, как показывает изучение его дела, совершенно абсурдно и должно быть убрано из его досье. Но прошел уже год, а Ричард до сих пор содержится в одиночной камере. При этом он числится не наказанным, а лишь превентивно помещенным в «административное заключение».
– До сегодняшнего дня, – пишет он, – я не получил ни письменного уведомления, ни устного объяснения по поводу принятия в отношении меня такого решения. Я протестовал несколько раз, но единственный ответ, который мне дают, сводится к тому, что это административное заключение, а вовсе не наказание и что оно не может быть обжаловано.
Получается, что направление в условия изоляции является попросту произвольной практикой. Пример? Пожалуйста.
– Администрация полагает, что вы являетесь членом тюремной банды, – и оп! – вы на пять лет лишаетесь возможности звонить, – говорит Джо Лойя. – Прошло пять лет и оп! – санкция продляется без всякого объяснения.
Наказывать, безжалостно карать... Как по-другому можно объяснить строительство в 2006 году в жаркой Луизиане бетонного здания без всякой вентиляции для приговоренных к смертной казни? Потребовался целый судебный процесс, чтобы федеральный судья признал ненормальной ситуацию, при которой температура в этой тюрьме в течение 85 дней в году превышала 52 градуса по Цельсию, а с учетом влажности доходила до… 90 градусов. И как объяснить, что в том же штате, в тюрьме Ангола Роберт Кинг провел в полной изоляции 29 лет!
Кинг, которого мы встретили в Гарлеме, является самым знаменитым из «ангольской тройки» – трех заключенных, являвшихся или подозревавшихся в том, что они являются членами «Черных пантер».
– Что вы делали для того, чтобы не сойти с ума? – спросили мы у этого человека, которого многие сравнивают с Нельсоном Манделой.
– А я никогда и не утверждал, что не стал сумасшедшим, – ответил Кинг. – Невозможно провести столько времени в таком дерьме, а выйдя оттуда, благоухать, как роза.
Брайан Нельсон знает, что такое произвол. Его, осужденного в начале 1980-х годов за вооруженное ограбление и за соучастие в убийстве, в 1998 году переводят в тюрьму с минимальным уровнем безопасности в Нью-Мехико, где он работает на швейном производстве. А спустя три месяца без всякого объяснения его отправляют в тюрьму категории «супермакс» в Таммс, штат Иллинойс, которую один психиатр назвал «чудовищной». Голодовка, попытки суицида… Чтобы хоть как-то скоротать одиночество и не сойти с ума, Брайан переписал, слово за словом, всю Библию.
Самостоятельно выучившись на юриста, он прилагает усилия к привлечению администрации тюрьмы к ответственности. Закрытие в начале 2013 года тюрьмы в Таммсе – всего лишь спустя 15 лет после ввода в эксплуатацию крыла «супермакс» – стало в том числе и его победой. Но с самого своего освобождения в 2010 году он борется с тем, чтобы не сойти с ума. «Я наблюдался у многих прекрасных врачей, но никто из них не знает, что делать», – говорит Брайан. Спасением от безумия является его работа в чикагской организации Uptown People's Law Center, помогающей заключенным.
Опоздав на телефонную беседу, он извиняется:
– Мне вчера пришлось заниматься одним 76-летним мужчиной, который 51 год провел в тюрьме. Его освободили в том, в чем он был, и мне пришлось доставать ему одежду, питание, помочь записаться в отделении социального обеспечения, чтобы получать пенсию. – Этот случай напомнил ему, как он сам освобождался из тюрьмы. – За 28 дней до моего освобождения меня перевели из тюрьмы Таммса в тюрьму города Менарда. По прибытии меня поместили в отделение, где я находился в одиночестве, еще более полном, чем в Таммсе. Мне отказывали во всем, за эти 28 дней мне даже не разрешили ни разу принять душ. В конце концов меня освободили, не дав никаких лекарств, не дав даже рецепта. Со мной не проводилось никакой терапии, чтобы помочь мне адаптироваться к жизни на свободе.
За время своего пребывания в Таммсе Брайан, по крайней мере, остался в здравом рассудке. Для многих других пребывание в одиночестве среди четырех стен стало своеобразным «полетом над гнездом кукушки».
У Джерри Вильямса IQ составляет 76 пунктов. «Голоса» он стал слышать еще в возрасте 18–19 лет, а в 21 у него диагностировали шизофрению. В 1990 году он попадает в тюрьму за кражу со взломом без применения насилия. С тех самых пор его жизненный путь напоминает замкнутый круг, адскую спираль: он становится буйным, его опять осуждают, он совершает рецидив, его вновь осуждают… Находясь в полной изоляции в течение восьми лет, Джерри, как рассказывает его адвокат Элизабет Симпсон, «неоднократно подвергался избиениям. Однажды дверь его камеры оказалась заблокированной намертво так, что охранники не смогли ее открыть. Они попросили его, чтобы он оказал им помощь со своей – внутренней – стороны, но Джерри отказался. Тогда они пустили в его камеру перцовый газ, затем еще раз и еще раз». В результате последующего избиения вдали от камер видеонаблюдения, у него оказались сломанными несколько пальцев.
Майкл Вильямс хотел избежать подобной участи. Поскольку он был признан умственно неполноценным, ему приписали приемы лития, после чего его жизнь абсолютно изменилась: ему удалось закончить среднее образование, а затем получить диплом помощника по правовым вопросам. Он настолько изменился, что в 2008 году направляет губернатору штата Иллинойс прошение о помиловании (оно будет отклонено). После того как «супермакс» в Таммсе был закрыт, его в начале 2013 года переводят в тюрьму города Менард, и однажды, неожиданно для самого себя, Майкл обнаруживает, что он лишен всякой психиатрической помощи. Прямо на глазах охранников, абсолютно пустых и жестоких, происходит рецидив болезни. «Некоторые из них смеются и называют меня старой, взбесившейся собакой, – написал он нам в своем пронзительном письме. – А мне это совсем не кажется забавным».
 Тюрьмы стали для многих последним прибежищем, – обвиняет Дэвид Фатхи, директор «Тюремного проекта», проводимого Американским союзом гражданских свобод (АСГС). – В 1960 и 1970-х годах мы закрыли множество психиатрических больниц и при этом не обеспечили соответствующим лечением лиц, страдающих психическими расстройствами. Огромное количество таких лиц предоставлены сами себе, и, соответственно, они попадают в тюрьмы. В условиях изоляции таких заключенных огромное количество. Логика такова: они нестабильны, являются возмутителями спокойствия, нарушают правила, и их, соответственно, изолируют от других заключенных, что совершенно не способствует улучшению их состояния. В «супермаксе» штата Индиана сами охранники признают, что более половины заключенных страдают психическими заболеваниями.
Тюрьма не лечит этих больных, их попросту пичкают медикаментами. В ряде случаев лечение адекватно, как в случае с Майклом Вильямсоном. Но гораздо чаще такое лечение неэффективно и лишь отупляет сознание. «В понимании таких лиц охранники существуют лишь для того, чтобы наказывать, – говорит Джо Лойя. – Персонал совершенно не понимает, что изоляция лишь ухудшает состояние таких людей». Зачастую администрация действует грубо и жестоко.
нварь 2011 года: Кевин Демотт, молодой заключенный из Мичигана, страдающий тяжелым расстройством личности, не переставая бьется головой о стену. Что делает администрация? Ему надевают на голову каску и приковывают к кровати. Восемь месяцев спустя Кевин предпринимает попытку самоповешения с помощью разорванного одеяла. За это ему выписывают штраф в размере 145 долларов за порчу имущества и на 12 дней лишают различных привилегий. А что относится к так называемым «привилегиям»? Получить в библиотеке книгу или, например, сделать звонок родным…
акое варварство дорого обходится. Человеческие потери: не менее половины из числа тех, кто совершают суициды, относятся к категории «изолированных». Экономические потери: находящийся в изоляции в федеральной тюрьме заключенный обходится в 78 000 долларов в год, или почти в три раза дороже, чем «нормальный» заключенный. И особенно неэффективность: в конце концов 95% американских заключенных рано или поздно освобождаются, даже спустя многие десятилетия. И те из них, кто находился в изоляции, оказываются в весьма трудном положении. Так, в 2011 году в Техасе на свободу вышли более 1300 заключенных, находившихся в изоляции. Для них это стало самым настоящим и жестоким шоком. Исследование показало, что уровень рецидива среди этой категории бывших заключенных в два раза выше, чем у тех, кто прошел соответствующие ресоциализирующие программы перед своим освобождением.
Все эти причины наконец-то заставили США сдвинуться с места. Потому что в подобных историях фигурируют не только «плохие парни». В Колорадо, Мэне и в некоторых других штатах мужественные директора пенитенциарных администраций всерьез озаботились этой проблемой и радикально сократили практику помещения в изоляцию. Результаты говорят сами за себя: в штате Мэн, например, сокращение на две трети случаев помещения в изоляцию привело к «существенному уменьшению насилия, применению силы, значительному снижению уровня членовредительства», – констатирует директор пенитенциарной администрации штата Джозеф Понте, по инициативе которого и началась эта программа. Сегодня он внедряет ее в тюрьмах штата Нью-Йорк, в частности в Рикерс Айленд.
– В последние годы мы достигли большого прогресса, – с удовлетворением говорит Дэвид Фатхи из АСГС. – Но необходимо сделать еще очень многое. Америка все еще остается мировой столицей в области одиночного заключения.
Для Роберта Кинга, одного из знаменитой «Ангольской тройки», борьба далека от своего завершения. Второй из «Ангольской тройки» – больной раком в конечной стадии Герман Валлас – был освобожден 1 октября 2013 года, за три дня до своей смерти. Остается Альберт Вудфокс, все еще находящийся в заключении. Он провел в полной изоляции более сорока (!) лет. Кинг борется за его освобождение, он борется также за то, чтобы Верховный суд США заявил наконец об очевидном: длительная тюремная изоляция является «жестоким и бесчеловечным» наказанием, отвратительным нарушением Конституции.
Составил и перевел Ю. Александров, альманах НЕВОЛЯ

Proudly Powered by Blogger.