«Русская мафия» в США сегодня

С начала 1990-х первые полосы газет в США и Европе заполнили сообщения о «подвигах» «русской мафии», а криминальный босс с характерным славянским акцентом, выпивающий по утрам не менее бутылки водки, стал непременным атрибутом американских боевиков. Со временем, правда, грозный образ русского мафиози потускнел и практически исчез из информационного поля, и сейчас крошечные статьи об очередной «операции» российских хакеров, похитивших из американских банков очередные 100 миллионов, занимают в западных газетах место где-то между прогнозом погоды и кроссвордом.
Слухи о всесилии русских криминальных авторитетов за рубежом оказались преувеличенными
О том, куда делась международная «русская мафия» и почему государство по-прежнему не может справиться с организованной преступностью, изданию «Совершенно секретно» рассказал бывший сотрудник МВД, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (г. Владивосток) Александр Сухаренко.
– В последнее время термин «организованная преступность» стал реже слышен – это значит, что она перестала угрожать государству?
– Это не совсем так. Ещё в ноябре 2013 года президент утвердил Концепцию общественной безопасности в РФ, в которой различные проявления оргпреступности прямо названы в числе основных угроз общественной безопасности. Другое дело, что серьёзной борьбой с этим явлением заниматься никто не хочет.
Судите сами: только по официальным данным, сейчас в стране действует 181 организованное преступное формирование (ОПФ). Из них 26 сформированы на этнической основе, а общее число участников этих групп составляет более 4,4 тыс. человек. При этом речь в официальных сводках идёт лишь о крупных криминальных структурах, которые состоят на оперативном учете, а реальное количество преступных группировок гораздо больше.
Сфера интересов этих банд широка: от заказных убийств и торговли наркотиками до похищения людей, контрабанды стратегических товаров и финансового мошенничества. Преступники действуют во всех без исключения федеральных округах страны, а размер причиняемого ущерба исчисляется сотнями миллиардов рублей. Глубже всего оргпреступность проникла в финансово-кредитную сферу, потребительский рынок, внешнеэкономическую деятельность государства, включая и основные бюджетообразующие области экономики.
Наши «мокруху» не любят 
– А насколько глубоко проникла наша оргпреступность на территории других стран?
– В конце 1980-х, одновременно с либерализацией экономики и открытием границ, криминальный элемент России стал осваивать другие страны. Достаточно сказать, что только за восемь лет, с 1991-го по 1998-й, количество выявленных банд, располагающих международными связями, увеличилось с 75 до 230.
Но здесь нужно учитывать несколько моментов. Во-первых, выход на международную арену имеет сравнительно небольшая часть криминальных групп, в основном крупные.
Во-вторых, присутствие той или иной иностранной группировки на территории другой страны чаще всего свидетельствует не о распространении её влияния, а о наличии определённых финансовых или «торговых» интересов. В-третьих, за рубежом они действуют, как правило, опосредованно, через эмигрантов-соотечественников. Дело в том, что все наиболее прибыльные сферы уже поделены между местными преступниками, влезать туда – себе дороже обойдётся.

В 1990-е годы отечественные организованные преступные группировки создавали каналы для контрабанды наркотиков, оружия и краденых автомашин, а также вывоза сырья и биоресурсов, различных типов вооружений и антиквариата. 
Затем они освоили кредитно-финансовую сферу: подделка ценных бумаг и пластиковых карт, невозврат валютной выручки, обналичивание, «отмывание» денег и так далее.
За прошедшие годы российские авторитеты установили прочные «деловые» контакты практически со всеми известными преступными организациями: итальянской мафией, американской коза нострой, гонконгскими триадами, японской якудзой и латиноамериканскими наркокартелями, с которыми они ведут совместный бизнес.
– Но подавляющее большинство уголовных дел, возбуждённых зарубежными правоохранителями против членов российских группировок, связано с так называемыми беловоротничковыми, ненасильственными преступлениями?
– В основном да, причём для совершения преступлений используются вполне легальные компании. Так, в апреле 2011 года Верховный суд Испании приговорил вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодого) за отмывание денег и организацию преступной группы к 9 годам тюрьмы и штрафу в 22,5 млн евро. В уголовном деле фигурируют 7 официально зарегистрированных местных компаний, через которые было легализовано 7,5 млн евро, позднее инвестированных в покупку недвижимости и сферу услуг. Между тем общая сумма отмытых им средств оценивается в 300 млн долларов, но доказать в суде эти цифры испанским правоохранителям не удалось.
Аналогичные обвинения были выдвинуты также против воров в законе Тариэла Ониани (Таро) и Владимира Тюрина (Тюрика), и в испанскую тюрьму они также отправились по сугубо экономическим обвинениям. В 2013-м на сделку уже с американским правосудием пошёл известный вор в законе Армен Казарян (Пзо), которому предъявили обвинения в отмывании денег, подделке кредитных карт и финансовом мошенничестве.
Можно вспомнить и вновь всплывшее недавно дело тамбовско-малышевской группировки, лидеры которой были арестованы в июне 2008 года в Испании. За решёткой тогда оказались Геннадий Петров, Александр Малышев и московский вор в законе Виталий Изгилов (Зверь). Им были предъявлены обвинения в отмывании денег, подделке документов и уклонении от уплаты налогов. Согласно материалам дела, общую стоимость активов компаний, связанных с Петровым, оценили в 30 млн, но в ходе следствия были заморожены банковские счета принадлежащих ему фирм на сумму «всего лишь» в 10,3 млн. Остальные суммы подтвердить не удалось, так как ни одна из фирм не вела коммерческой деятельности.
- То есть к началу 2000-х отечественные криминальные группировки отказались от «привычных» видов ведения бизнеса за рубежом?
– Нет, в сфере их интересов, помимо экономических преступлений, остались и торговля наркотиками, и международная проституция, и торговля оружием. А как раз в начале 2000-х этот список пополнили и транснациональные заказные убийства криминальных авторитетов. Поводами стали не только обычные конфликты и месть, но и передел сфер влияния за рубежом.
Так, в апреле 2003 года в южнокорейском Пусане был застрелен вор в законе Василий Наумов (Якут), который контролировал добычу и контрабанду морепродуктов на Сахалине и Курилах. Его сообщник Николай Гвозда был тяжело ранен. По версии корейской полиции, организатором убийства был лидер владивостокского преступного сообщества Владимир Петраков (Петрак), а непосредственным исполнителем – Пётр Никулин (в июле 2008 года Ленинский районный суд Владивостока приговорил Петракова и Никулина к 8 и 5 годам лишения свободы соответственно за умышленное причинение вреда здоровью и крупное мошенничество. Убийство Якута на процессе не упоминалось. – Ред.).
В марте 2010 года в Марселе со второй попытки был застрелен вор в законе Владимир Джанашия (Ладо). По версии местной полиции, он стал жертвой междоусобного конфликта между двумя влиятельными воровскими кланами – Тариэла Ониани (Таро) и Аслана Усояна (Деда Хасана). Об этом стало известно после прослушивания телефонных переговоров Кахабера Шушанашвили (Кахи Руставского), арестованного в Испании в ходе общеевропейской спецоперации «Ява». Результаты «прослушки» показали, что Дед Хасан обвинил в убийстве знаменитого вора в законе Вячеслава Иванькова (Япончика) как раз Таро и его ближайших помощников – Владимира Джанашию и Мераба Джангвеладзе (Мераба Сухумского).
На воровской сходке, состоявшейся в Барселоне в июле 2009 года, им был вынесен смертный приговор. Полгода спустя в Ницце арестовали двух грузинских киллеров, прибывших из Испании для устранения Джанашии. Ещё через несколько месяцев уже в Греции расстреляли вора в законе Малхаза Кития (Махоню), который был правой рукой Джангвеладзе.
Возвращение Оси и Карлика 
– Говорят, как раз после покушения на Япончика более десятка заметных в преступной среде персонажей срочно выехали за границу.
– Естественно, так проще избежать уголовной ответственности за свои делишки. По состоянию на декабрь 2014 года в международном розыске по линии Интерпола находилось более 2,2 тыс. обвиняемых и осуждённых россиян. Из них около 10 % – за организацию преступного сообщества и бандитизм. При этом большая часть разыскиваемых скрывалась в Германии, США, Израиле, Великобритании, Испании и Турции.
За последние годы в рамках проекта «Миллениум» Генеральный секретариат Интерпола выпустил около 500 уведомлений с «зелёным углом» на бандитов из России, чтобы отследить их деятельность, связи и передвижения. Только в 2010 году на контроль были поставлены 287 лидеров ОПФ.
Но подобные инициативы далеко не всегда ведут к поимке и экстрадиции преступников. С большинством стран – членов Интерпола Россия до сих пор не подписала договор о выдаче преступников. Такое соглашение есть лишь с 70 государствами из 190, входящих в международную полицейскую организацию.
Плюс мешает работе истечение срока давности, расхождения в уголовном законодательстве. В результате, по данным российского Национального центрального бюро Интерпола, за последний 21 год в РФ было экстрадировано или депортировано 550 разыскиваемых лиц из 63 стран мира. Среди них следует отметить экстрадицию из Испании лидеров медведковской и ореховской группировок – Андрея Пылёва (Карлика) и Сергея Буторина (Оси), которых разыскивали за бандитизм, организацию преступного сообщества и заказных убийств. На родине оба были признаны виновными и приговорены к длительным срокам лишения свободы.
Швейцарский процесс над Сергеем Михайловым закончился тем, что перед ним извинились и выплатили огромную компенсацию
Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ
– Но все эти данные говорят о том, что российские преступные группировки активно действуют за рубежом.
– Это так, но сколько-нибудь значимого влияния на криминальную ситуацию в других странах наши бандиты не оказывают. Достаточно посмотреть ежегодные отчёты по оргпреступности Европола, антимафиозного ведомства Италии, Федеральной криминальной полиции Германии, МВД Чехии и Польши. В них хоть и упоминается о «русских» ОПФ, однако не признаётся за ними серьёзной угрозы. Куда опаснее для Евросоюза считаются нигерийские, румынские, албанские и турецкие группировки. Что касается стран бывшего СССР, то серьёзную обеспокоенность у европейских правоохранителей вызывают преступники из Грузии, с Украины, из стран Балтии.
По состоянию на 2011 год присутствие российских организованных преступных формирований было зафиксировано лишь в 14 из 27 стран – членов ЕС. А если оценивать деятельность «русской мафии» в отдельных странах, то окажется, что в той же Германии за последние два года была выявлена 21 российская ОПГ с общим количеством подозреваемых 301 человек. Однако их потенциал (уровень организации и профессионализма) в Федеральной криминальной полиции оценили менее чем в 40 процентов. Для сравнения: у итальянских ОПГ – 47,8 %, албанских – 46,4 %, голландских – 45,7 %, а у ливанских – 44,4 %.


Ещё более скромные цифры опубликовала не так давно британская Национальная служба криминальной разведки.
По её данным, сейчас на территории Великобритании действуют 18 русскоязычных преступных групп, или 1,9 % от общего числа выявленных ОПФ.
В основном наши соотечественники занимаются подделкой документов, финансовым мошенничеством, сутенёрством и отмыванием денег, а это скорее потенциальная, чем реальная угроза безопасности страны.
– В сообщениях СМИ очень часто звучат Испания, Греция и страны Восточной Европы как любимые «базы отдыха» для отечественных преступников…
– На самом деле эта проблема сильно преувеличена. Испанская пресса действительно постоянно сообщает об экспансии «русской мафии», но, по данным Секретной службы страны, на её территории действуют лишь 34 «русскоязычных» ОПФ общей численностью 160 человек, которые в местной «табели о рангах» занимают лишь седьмое место по количеству «бойцов».
О масштабах деятельности «русских» в той же Италии можно судить по отчётам антимафиозного ведомства: за почти десять лет (с 1997 по 2006 год) за участие в организованных преступных группах было арестовано только 64 россиянина. Это – всего лишь 0,8 % от общего числа граждан РФ (7,6 тыс.), арестованных в Италии за тот же период. Сегодня, кстати, эта ситуация ничуть не изменилась.
Куда больше, к примеру, жандармерию Франции беспокоят бандиты из Грузии, основная специализация которых – квартирные кражи и сбыт краденого имущества. Россиян больше подозревают в отмывании преступных доходов через инвестиции в недвижимость и сферу услуг. По мнению голландских экспертов, российская оргпреступность не представляет серьёзной угрозы и для Нидерландов. Несмотря на четырёхкратный рост числа преступников из бывшего СССР (с 592 в 1996 году до 2,5 тыс. в 2005-м), их доля в общем числе подозреваемых составляла всего 1,1 %, а количество совершенных преступлений – менее 0,5 %. При этом большая часть преступников были не россиянами, а выходцами из стран Балтии и Закавказья.
Несмотря на распространённое утверждение, что Швейцария является «финансовым раем» для российских ОПФ, на долю выходцев из стран бывшего СССР там пришлось всего 0,7 % (62) от общего числа (7,8 тыс.) подозрительных транзакций, выявленных местными кредитными организациями за последние 10 лет. А единственный и многообещающий процесс над лидером «русской мафии» и вовсе превратился в фарс.
В декабре 1998 года в Женеве был полностью оправдан авторитетный предприниматель Сергей Михайлов, которого обвиняли в руководстве солнцевским преступным сообществом и отмывании денег. Более того, после освобождения Михайлов получил компенсацию в размере 800 тыс. франков, а это более полумиллиона долларов, за незаконное содержание под стражей в течение двух лет. Примечательно, что обычно в подобных случаях сумма компенсации не превышает 10 тыс. франков.
Настоящих русских мало 
– А если говорить о странах Восточной Европы?
– На территории Чехии действительно «работают» несколько бригад, связанных с известными группировками – солнцевские, тамбовские, Уралмаш, дагестанские и чеченские. Как и в конце 1990-х, их интересуют рэкет, контрабанда сигарет и алкоголя, наркоторговля, фальшивомонетничество, кража автомашин, незаконная миграция, сутенёрство и отмывание денег. Но при этом количество наших соотечественников, попавших под суд за участие в ОПФ, остаётся незначительным.
Аналогичная ситуация наблюдается в Польше, Венгрии и других странах Восточной и Центральной Европы. Достаточно сказать, что в 2007 году, например, в этих государствах к уголовной ответственности за участие в криминальных группировках привлекли 103 человека, из которых только семеро были из РФ.
Что касается более тёплых стран, то российские ОПФ традиционно рассматривают Грецию, Кипр и Объединённые Арабские Эмираты как убежище от уголовного преследования, удобное место для проведения воровских сходок и инвестирования преступных доходов.
- А какова ситуация за океаном?
- Вопреки мифам, россияне даже не входят в тройку самых криминальных этнических диаспор США: первые места там давно и уверенно занимают мексиканские, азиатские и колумбийские группировки. Наши попадаются в Штатах за незначительные правонарушения или финансовое мошенничество. Случаи совершения ими тяжких преступлений (убийства, наркоторговля, вымогательство, отмывание денег и прочее) встречаются довольно редко. По данным на декабрь 2011 года, например, в США отбывали наказание или находились под следствием всего 47 россиян, а за год до этого – 112. При этом надо учитывать, что официально российская диаспора в США насчитывает более 400 тыс. человек, а в реальности превышает несколько миллионов.
акой же миф и о превосходстве российских хакеров: согласно отчётам ФБР о компьютерных мошенничествах, на долю России приходится менее 1 % всех поступающих заявлений. То же самое можно сказать и об активности русскоязычных преступников на территории Канады.
- То есть слухи о могуществе «русской мафии» сильно преувеличены?
- Однозначно преувеличены – достаточно проанализировать отчётность Генпрокуратуры России, согласно которой ежегодно от иностранных компетентных органов поступает около
250 поручений об организации уголовного преследования россиян, которые «засветились» за рубежом.
В свою очередь, по подсчётам МИДа, число наших граждан, отбывающих наказание за рубежом или находящихся под следствием, не превышает
5 тыс. Подавляющее большинство из них приходится на другие страны СНГ, а также Европы, Скандинавии и Азии. Наиболее часто россиянам инкриминируются контрабанда, кражи, различные мошенничества, угоны автомашин, подделка документов и миграционные правонарушения.
Иными словами, российская оргпреступность действительно вышла на международный уровень, но вот занять на этом «рынке» «почётное место» ей так и не удалось.
Автор: Кирилл БЕЛЯНИНОВ, "Совершенно секретно", No.47-48/376-377

Proudly Powered by Blogger.