Михаил Касьянов. Вместо развития — выживание

Вчера президент Путин провел традиционную большую встречу с журналистами.
Путин сам признался, что он уже все сказал в послании Федеральному собранию и ему особо нечего добавить.
Мы действительно не услышали ничего принципиально нового. Экономика.
Краткое резюме сказанного: да, ситуация непростая, но пик кризиса пройден, всему виной падение цен на нефть — мы рассчитывали на 100 долларов за баррель, а сейчас 38.
Надеемся на 50 в ближайшие три года. 
ВВП в этом году упадет, но в ближайшие три года начнет расти: на 0,7 процента в следующем, до 2,4 процента — в 2018-м году.
И вообще, все не так уж и плохо — есть резервы в бюджете (11.8 процента от ВВП) и золотовалютные резервы у ЦБ — 364 млрд долларов при сильном перевесе экспорта над импортом в 126 млрд долларов году.
Все будет хорошо, потому что мы запустим импортозамещение и создадим хорошие условия для частных инвестиций и предпринимателей путем дебюрократизации. 
О сказанном. Параметры прогноза на трехлетку и бюджет 2016 года известны и легли в основу закона о бюджете 2016 года, который Путин на днях уже подписал. Этот прогноз по росту экономики печален.
Он исходит из того, что доля России в мировой экономике будет стремительно падать. Надежды на замещение импорта слишком оптимистичны в условиях дефицита инвестиций и падающего спроса.
В обещания провести дебюрократизацию уже давно никто не верит. 
Позитивно лишь то, что Путин ориентирован на макроэкономическую стабильность. Он твердо стоит за предел дефицита в федеральном бюджете в 3 процента ВВП и поддерживает денежно-кредитную политику ЦБ, направленную на сдерживание инфляции.
О несказанном. Путин не сказал о том, что нужно готовиться к дальнейшему затягиванию поясов и сворачиванию развития. 
Бюджетные расходы сокращаются. Особенно социальные — на 15-20 процентов в бюджетной системе падают расходы на образование и здравоохранение по сравнению с далеким 2012 годом. Заложено дальнейшее падение заработной платы и доходов населения.
Пенсии будут индексироваться на четыре процента при запланированной инфляции свыше шести. Не будет никакой индексации пенсий работающих пенсионеров. Вновь заморожены отчисления на формирование накопительной части пенсий.
И это несмотря на сохранение огромного трансферта из федерального бюджета в Пенсионный фонд (этот трансферт составляет четверть расходов бюджета), долгосрочная сбалансированность которого уже давно под вопросом. 
Это вынуждает власть перенести вопрос о повышении пенсионного возраста в плоскость реального обсуждения и проводить еще одну (какую по счету?) пенсионную реформу в условиях дефицита ресурсов.
Пенсионное обеспечение — крупнейшее направление расходов в федеральном бюджете, если не считать оборонно-силовую оставляющую (треть бюджета). Таким образом, федеральный бюджет имеет ярко выраженную пенсионно-силовую направленность и никакого отношения к развитию не имеет.
Макро-экономическая стабильность — это необходимое, но не достаточное условие для развития экономики.
Экономическая политика нынешнего руководства страны носит исключительно реактивный характер и предлагает стране не развитие, а выживание в условиях тотальной зависимости от негативно действующих внешних факторов, часть из которых рукотворна (санкции, в результате которых закрыт доступ на международные рынки капитала и к чувствительным технологиям), а другая часть — не контролируема (цены на нефть и сырье, политика Федерального резерва США по ставкам). 

Внешняя Политика. 
Хочу отметить излишнюю эмоциональность высказываний по отношениям с Турцией.
Как мне кажется, несмотря на неприемлемость действий турецкого руководства по уничтожению нашего самолета, мы не должны наращивать эскалацию напряжения в отношениях с этой страной и эскалацию военного напряжения в зоне сирийского конфликта в целом.
Прямые угрозы Путина о применении средств ПВО против турецких ВВС — явный эмоциональный перебор, вызванный глубокой личной обидой. Надеюсь, что слова Путина о сближении позиции США и России в вопросах сирийского урегулирования отражают реальную действительность и уже в ближайшее время Россия поддержит резолюцию Совбеза ООН по этому вопросу. 
Путин даже обозначил готовность давить на Ассада, сказав, что тот должен проявить готовность к предлагаемой конструкции политического урегулирования.
Оптимизму здесь мешает вновь повторенный тезис о том, что Ассад — легитимный руководитель Сирии.
Я уже неоднократно говорил о том, что тезис о полной легитимности Ассада сомнителен в силу того, что международная общественность в лице ООН признала совершение Ассадом преступлений против собственного народа (убийство десятков тысяч граждан Сирии армией Ассада). По Украине. Характерно, что в послании эта тема не прозвучала. 
Но сегодня Путин был вынужден этой темы коснуться. Позиция его остается неизменной — именно Украина не выполняет минские соглашения (Минск-2), не советуясь с сепаратистами по Конституции, определению статуса территорий.
Путин фактически говорит, что пока власть сепаратистов не будет легализована Киевом, никакой передачи границы под контроль Украины не произойдет. В силу неприемлемости такой постановки вопроса для Киева ситуация все более приобретает характер замороженного конфликта. 
Между тем Запад четко обозначил свою принципиальную и последовательную позицию: Украину на Сирию не меняем, пока не будет прогресса по Минску-2, о снятии секторальных санкций речи идти не может; говоря об исполнении Минска-2, речь идет, прежде всего, о проведении выборов по украинскому законодательству при наблюдении ОБСЕ и передаче границы под украинский контроль. 
Примечательным является также то, что он фактически признал присутствие российских военнослужащих на территории Украины на Донбассе.
Путин также остановился на вопросе об отмене режима ЗСТ (зоны свободной торговли) с Украиной из-за вступления в действие такого режима в торговле между Украиной и ЕС с 1-го января 2016 года.
Он вновь пытался привести разумные аргументы в пользу введения пошлин на украинский импорт в качестве логичного, неизбежного и вынужденного ответа на этот выбор украинских властей, который заставляет нас защищать отечественного товаропроизводителя от конкуренции украинских товаров или контрабанды европейских товаров (не ясно правда, почему наша таможня не способна поставить на пути контрабанды заслон).
В очередной раз, на мой взгляд, это ему не удалось. Очередной раз я убедился в том, что это решение — не более, чем месть Украине за евроинтеграцию, наказание за европейский выбор.
Итог. 
Путин очередной раз продемонстрировал отсутствие ясного стратегического видения будущего страны, ее места в мире, продемонстрировал слабость своего политического лидерства.

Proudly Powered by Blogger.