Сотник о теракте на А321 и Путине: «Это не просто просчет. Это – профнепригодность»

Корреспондент Newsader побеседовал с независимым тележурналистом Александром Сотником о предполагаемом теракте на авиалайнере А321 и последствиях для внутренней и внешней политике России. Тележурналист уверен, что ситуация продемонстрировала непрофессионализм российского руководства, которое ввязалось в сирийскую авантюру, не предусмотрев соответствующих мер безопасности, необходимых в условиях войны, участником которой стала Москва.
А.К.: Александр, почему, по-Вашему, Кремль сторонится версии о теракте на А321 при том, что главные разведки мира и международное следствие заявляют о бомбе на борту? Характерно, что приостановка полетов в Египет сопровождалась невнятным бормотанием, а не предупреждением о том, что ИГ, по сути, объявило войну Москве.
А.С.: То, что это был теракт, практически ни у кого сомнений уже не вызывает. Для Кремля это событие – большой просчет. Говорили о «профилактических» бомбардировках врагов Асада с воздуха, которые не грозят России ничем, а получили трупы россиян в самолете. А Кремль не привык признавать своих ошибок. От этого – и призывы «подождать результатов расследования», и нарочитая сдержанность в комментариях, и исчезновение Путина на пару дней с телеэкранов.
В мире, где молниеносными темпами развивается информационный сегмент, спецслужбам, узурпировавшим власть в России, все сложнее лгать, соответствуя «линии партии и правительства». Отсюда и сбои в работе пропаганды. Пока «наверху» что-то решат и до чего-то договорятся, после чего спустят «вниз» методички – нужно время. А общественность ждет молниеносных ответов на события. Система устарела, она не справляется.
А.К.: Как Вы считаете, почему Кремль допустил столь очевидную тактическую ошибку, ввязавшись в сирийский конфликт и не просчитав элементарных рисков, связанных с терактами против россиян? Значит ли это, что российская разведка недооценила экстремистов ИГ?
А.С.: Путин потерпел поражение в Украине, нужно было срочно перефокусировать разогретое пропагандой общество на что-то другое. К тому же «спасать» Асада надо было срочно, ибо следующий после него кандидат «на вылет» из списка диктаторов – сам Путин. Разумеется, он не мог этого допустить.
Расчет последствий – вообще не его «конек». Он и как тактик-то – весьма слаб, а уж со стратегическим мышлением у нашего «Штирлица» вообще полная беда. Поскольку окружение смотрит ему в рот и не перечит, решения принимаются только им самим, и никем больше. Совбез — коллектив политической самодеятельности, созываемый для того, чтобы сыграть пьесу, уже написанную «кремлевским спец-мечтателем».
О чем он думал, когда ввязывался в сирийскую историю – о своем личном будущем, о плавном уходе из Украины или о последствиях для России – сложно сказать. Сирия далеко, мы с ней даже не граничим, но Путин не учел того, что границ для настоящего терроризма не существует. Это вам не безоружных чеченцев расстреливать, а потом предъявлять их трупы перед телекамерами, утверждая, что уничтожена «банда исламистов». Тут – реальные фанатики.
То, что сделал Путин – это не просто просчет. Это – профнепригодность.
А.К.: Как мы знаем, США и арабская коалиция более года бомбит позиции ИГ. Почему, на Ваш взгляд, первый крупный теракт экстремисты совершили именно против России, а не Запада, причем спустя всего лишь месяц с момента начала военной интервенции Москвы в Сирии?
А.С.: На мой взгляд, это случилось по причине истошной дружбы России с Асадом, которого буквально весь арабский мир считает неприемлемой фигурой. Ну, а поистине людоедские бомбометания, устроенные российской авиацией – с жертвами среди мирного населения, с трупами женщин и детей – не могли не вызвать жажду «кровной мести» с объявлением войны самой России.
Путин полагал, что у него все получится с наскока: подумаешь, какие-то сунниты со стрелковым оружием и ножами в зубах. В этом смысле Путин столь же наивен, как и его электорат, твердящий сакраментальное «нас не коснется». Но то, что простительно рядовому глупцу, становится преступным для политика.
А.К.: Ожидаете ли Вы, что российские власти усилят меры безопасности в государстве и за его пределами в связи с угрозой новых терактов?
А.С.: Полагаю, что это неизбежно. Вопрос в другом: способны ли наши спецслужбы предотвращать их? В последнее время ФСБ превратилось в центр политического сыска, переквалифицировавшись, скорее, в отдел по борьбе с инакомыслящими в России. 
А ловить настоящих террористов – это вам не дела Дёмушкину «шить». 
Тут надо иметь агентурную сеть, это – вопрос серьезной разработки фигурантов и целых групп. С этим у ФСБ очень туго. Слишком долго область работы наших спецслужб не соответствовала тому, чем на самом деле они должны заниматься. Результатом этого стало скатывание в непрофессионализм.

А.К.: Опасаетесь ли Вы новых терактов против граждан России в ближайшее время?
А.С.: Хотелось бы сказать, что их не будет, что надеюсь на лучшее. Но – увы – не надеюсь. Под прицелом – каждый из нас. Понятно, что у Путина есть целая ФСО, его охраняют аки хрупкую амфору, и ему лично ничего не грозит (разве что условная «табакерка» — в подарок от «своих»). 
Но граждане России, воспринимаемые сегодня на Ближнем Востоке как агрессоры – безусловно, не могут чувствовать себя в безопасности. 
Особенно учитывая уровень "профессионализма" наших спецслужб, о чем я уже упомянул.
А.К.: Ожидаете ли Вы снижения интенсивности авиаударов в Сирии или изменения их географии на фоне атаки ИГ на российский гражданский лайнер (о том, что это именно атака, нет практически никаких сомнений)?
А.С.: Скорее, Путин к этим авиаударам добавит еще и наземную операцию. В этом смысле не хочется повторять краткую характеристику от Бориса Немцова, но вы меня понимаете. Связи с реальностью там нет. Там есть единственный постулат: «С террористами мы переговоров не ведем и перед ними не отступаем». И он двинет наших военных в «наступление», которое закончится жуткой кровью.
Это вам не Украина. Это – другой мир, иная ментальность. Для них русский – это не просто агрессор, а еще и «неверный», которому необходимо отрезать голову, и чем скорее – тем лучше для Аллаха.
А.К.: Последние военные события на сирийском фронте свидетельствуют о провале операции ВКС РФ и проасадовских войск на земле. Уйдет ли Путин с Ближнего Востока на фоне двух действующих против него факторов — ИГ и военного фиаско в Сирии?
А.С.: Сам Путин не отдаст команды уходить из региона. Он жаждет признания; хочет, чтобы с ним считались политики из Европы, США, Израиля. Поэтому он будет наращивать присутствие ВС РФ в Сирии. Все это будет сопровождаться кровищей и нагнетанием военной истерии – до тех пор, пока власть остается у Путина. Пока что в Кремле нет или не видно такой группировки, которая сказала бы этому авантюристу «хватит, ты заигрался». Значит, он будет только повышать ставки.
А.К: Каковы, по Вашему мнению, настроения россиян относительно произошедшего? Сумеет ли событие в Синае заслонить тему "победных бомбардировок" в Сирии?
А.С.: Пока что отреагировал только туристический рынок. То, что самолеты внезапно перестали летать в Египет, «огорчило» обывателя. Ну, и ощутимо подорожали туры. На что наше «мудрое руководство» тут же занялось привычным троллингом: «У нас есть Крым, поезжайте туда!» Причем, гражданам, уже купившим туры в Египет, туроператоры безапелляционно заявляют: «Если вы не готовы поменять место отдыха, скажем, на Турцию – это ваши проблемы. Мы не станем возмещать никаких финансовых потерь».
Между тем, это ведь не форс-мажор, не землетрясение. Это – результат политической авантюры, и все расходы за эти потери должен нести тот, кто устроил данную «прелесть». Но наше государство – непогрешимо, а требовать у него нести за что-то ответственность – все равно, что расписаться в собственном сумасшествии. Приблизительно так и мыслит среднестатистический россиянин, готовый терпеть и дальше любые «тяготы и невзгоды». А в том, что Кремль их живо организует – мало кто сомневается.
Психология пост-советского человека, используемого Кремлем в качестве расходного материала, проста: «Одному умирать – страшно. А если вместе со всеми – так даже и патриотично. Даже Путин сказал: на миру и смерть красна».
Беседовал Александр Кушнарь, Newsader
***
Напомним, что в ходе крушения российского лайнера А321 авиакомпании "Когалымавиа" на Синае в Египте погибли 224 человека, среди которых — трое граждан Украины и один гражданин Белоруссии. 
Гражданка Украины, погибшая в авиакатастрофе А321

Proudly Powered by Blogger.