Спасти рядового Асада. Навязчивая идея Путина

Проигрывая последнюю решающую битву Киевской Руси и Золотой Орды, ордынский хан в отчаянии открыл второй фронт против полутора миллиардов суннитов
Утром 30 сентября мы в который раз проснулись в немножечко другой стране.
Сергей Борисович Иванов как-то скромно и буднично объявил нам, что Советом Федерации дано разрешение на использование российских войск.
Кстати, вообще непонятно где. Может быть – в Сирии, может быть – в Антарктиде, - пишет российский политолог Андрей Пионтковский для Радио Свобода.
И снова, как и в случае с Крымом и с Донбассом, это было решением одного человека.
И этого человека можно понять.
В немецком языке есть даже специальный термин Putinversteher. У него было тяжелое детство. Если вообще было.
Помните реплику полковника Щукина из советского фильма "Адъютант его превосходительства" – "Cкажите, подпоручик, а у вас была мать?".
В последнее время у Путина накопились серьезные психологические и, простите за выражение, экзистенциальные проблемы.
Он крупно проиграл в Украине. Об этом свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что духоподъемные геополитические бренды прошлого лета "Русский мир" и "Новороссия" изъяты из медийного и политического оборота.
В качестве утешительного приза Путин сейчас упрямо пытается втолкнуть бандитские "ЛНР-ДНР" как раковую опухоль в политическое тело Украины, что тоже ему не очень удается.
И самое для Путина неприятное – все это прекрасно видит и понимает его ближайшее окружение.
Для любого диктатора внешнеполитическое поражение означает угрозу его личной власти.
Акела промахнулся, и у членов политбюро сразу возникают очень неприятные и опасные мысли. Российская клептократия живет по законам уголовной зоны, и опущенный пахан для нее – уже не пахан.
Задница Асада стала такой же сакральной ценностью, как Херсонес, и Путин будет защищать ее до последнего
Поэтому Путину было жизненно важно резко изменить повестку дня на международной арене и продемонстрировать какой-то убедительный успех в его священной борьбе с бездуховными пиндосами на каком-нибудь другом фронте.
Показать усомнившемуся арийскому племени, что вождь наш еще о-го-го и является крупным игроком на мировой арене.
Ведь разъяснила же наша пропаганда доверчивым телепузикам, что идет вовсе не война России с Украиной, как кому-то могло показаться, а глобальная война "Русского мира" с англосаксонским, и прежде всего с США, развернувшаяся в том числе и на территории Украины.
Так почему бы и не перенести основной телевизионный театр боевых действий от греха подальше на пылающий Ближний Восток.
Вторая сопутствующая задача – спасти рядового Асада. Для Путина это глубоко личностная навязчивая идея.
В его воспаленном геополитическом сознании силы мирового зла последовательно уничтожают наиболее принципиальных борцов с однополярным миром.
Сначала – Каддафи, потом – Асад, следующий – Путин.
На него очень большое впечатление произвело видео с последними минутами жизни Каддафи, и он поклялся себе: ничего подобного с Асадом не случится.
Задница Асада стала такой же сакральной ценностью русского народа-богоносца, как Херсонес, и Путин будет теперь защищать ее до последнего.
Но никогда Путин не смог бы навязать целой стране личные эгоистические внешнеполитические цели – сохранение своей пожизненной власти, безопасность собрата-диктатора, – если бы и весь политический класс вместе с ним не был поражен одним и тем же вирусом бешенства державно-патриотической матки.
Важнейшей идеологемой российского внешнеполитического дискурса является сладострастное смакование некоего "унижения", якобы испытываемого в последние четверть века Россией в результате поражения СССР в холодной войне. 
Это демонстративное порывание рубищ и демонстрация геополитических язв – любимое занятие всей нашей политической "элиты" от азиопов Проханова и Дугина до западников Арбатова и Лукина.
Величия, величия и еще раз величия жаждет российская политическая "элита", настаивающая на своей уникальной и высочайшей духовности, противостоящей меркантилизму упаднического Запада.
Поэтому само появление российских войск в традиционной вотчине англосаксонского мира – на Ближнем Востоке – вспрыснуло лошадиную дозу имперского наркотика в вены комплексующей "элиты".

А когда трехзвездный русский генерал твердой, а может, даже и нетвердой походкой явился в американское посольство в Багдаде и в ультимативном тоне потребовал, чтобы американская военщина немедленно убрала свою авиацию с сакрального неба Антиохии?
А когда освященные ограниченным контингентом специально завезенных православных попов "Сушки" начали разносить к чертовой матери позиции прозападной Свободной сирийской армии?
Конечно, когда-то, и, может быть, даже очень скоро неизбежно наступит болезненная ломка.
Но это будет потом.
А пока это наш маленький балабановский "Триумф Воли": "А вот скажи мне, американец, в чем сила?
Я думаю, что в правде!" А потом наш хороший Гитлер, как азартный игрок в казино, снова проиграв, снова повысит ставки и вспрыснет нам уже окончательную успокоительную дозу.
Но мы, к счастью, не одиноки в нашей борьбе.
Наш предусмотрительный вождь создал "антигитлеровскую коалицию" с координационным центром в Багдаде: иранский корпус "Стражей исламской революции", иракская шиитская милиция, "Хезболла", и, наконец, армия Асада, уже уничтожившая более 200 000 суннитов.
Отменные антигитлеровцы, такие же отъявленные террористы, как и "Исламское государство".
Может быть, они не устраивают таких же театрализованных казней, но кровищи на руках у них никак не меньше.
Эти замечательные люди под нашим воздушным прикрытием будут проводить наземную операцию против всех противников Асада в Сирии, а может быть, и против всех противников шиитского правительства в Багдаде.
Еще раз медленно, по буковкам, пожалуйста, – мы вместе с этими людьми методично в больших количествах в течение продолжительного времени будем убивать суннитов.
Всяких: сторонников "Исламского государства", сторонников Свободной сирийской армии, просто обывателей, включая – неизбежно – женщин и детей. Мы что, не убивали их в Чечне и в Афганистане?
Зачем? Официальный ответ: мы должны убивать их на дальних рубежах, чтобы они не пришли к нам.
Высшие чины государства, заученно повторяющие эту мантру, либо сознательно лгут, либо пытаются обмануть самих себя.
Мы влезли в самое пекло средневековой религиозной войны.
Наш православно-шиитский крестовый поход не уменьшит число суннитских радикалов.
Наоборот, их число резко возрастет и в Сирии, и в Ираке, и во всем мире. В том числе и на территории России.
На самом деле, мы с Путиным идем убивать суннитов, чтобы он пожизненно оставался во власти, а миллионы "униженных" Putinversteherов смогли, наконец, торжествующе достать из широких штанин и показать ненавистным пиндосам свою кузькину мать.
Проигрывая последнюю решающую битву Киевской Руси и Золотой Орды, ордынский хан в отчаянии открыл второй фронт против полутора миллиардов суннитов.
"Он **нутый, Владимир Путин", – повторил бы сегодня свой диагноз убитый путинским режимом Борис Немцов.

Proudly Powered by Blogger.