Тарас Чорновил: Украина должна уничтожить все точки боевиков, не смотря на Минские соглашения

У России заканчиваются ресурсы. Она уже живет во внутренний долг, поэтому долго играться с «ДНР» и «ЛНР» Кремль не сможет. Почему важно не сорвать Минские соглашение и как освободить оккупированные территории на украинских принципах политолог и экс-нардеп Тарас Чорновил рассказал в интервью FaceNews.
- Ранее Вы говорили, что Россия провоцирует Украину нарушить Минские соглашения. Чем для нас грозит реализация таких планов Кремля?
Задание России, чтобы Украина сорвала Минские договоренности, тогда они смогут начать легальную наступательную операцию. Она не будет стратегической, направленной, скажем, на Киев. Я даже не уверен, будет ли она направлена на Одессу, Харьков и Днепропетровск. Хотя не исключено, что в таком случае Кремль попробует делать вещи по типу «сухопутного пути в Крым». Потери наши будут просто колоссальные и противопоставить этому мы не сможем ничего. Кроме всего прочего, мы окажемся в международной изоляции, потому что все наши партнеры на Западе просто отвернутся.
Евросоюз забыл, что Россия не живет по правовым меркам.
 - Есть ли политическое решение конфликта на Донбассе?
Нет ни чисто политического, ни чисто военного, есть военно-политическое. О чем забывают и приверженцы чисто военной формы, и политической. «Ура-патриоты», которые считают, что есть только военное решение, как правило, дебилы и дегенераты, работают на Россию. Поэтому о них не говорим.
Идея исключительно политического решения постоянно навязывается со стороны Европейского союза. Они привыкли, что соглашения должны выполняться – это норма, святая святых Римского права. Но они забыли, что Россия не живет по правовым меркам. И поэтому их идея, к большому сожалению, безнадежная.
Ликвидация точек обстрела «той стороны» должна занимать 30 минут.
Военно-политическое решение мы вот уже пробуем постепенно реализовывать: укрепляется украинская армия, время от времени мы делаем демонстративные акции наказания за военные действия с «той стороны». Иногда разрешенной мелкой техникой, а иногда, как под Марьинкой, с совершенно легально возвращенной на позиции тяжелой техникой и жесткой ликвидацией целых оборонных пунктов противника.
Поэтому мы должны выработать систему быстрого оповещения ОБСЕ и точечного возвращения определенных групп тяжелой техники на позиции для ликвидации чрезмерно надоедливых точек обстрела, постоянно нарушающих перемирие.
Мы должны один раз вывести, уничтожить все, и демонстративно отвести назад на позиции. Это должно стать нормой!
То есть процедура должна продолжаться не четыре часа, а 20-30 минут, необходимых для перемещения техники и формального оповещения ОБСЕ.
И когда мы научимся это делать, не срывая Минские договоренности, но наказывая за нарушение перемирия «ту сторону», я думаю, это и будет военно-политическое решение.
Военное, потому что «бьем по рукам», политическое – не выходим за рамки политического соглашения насчет решения конфликта. Если это произойдет, если мы научимся жестко работать на этом «лезвии бритвы», то рано или поздно начнется политическое решение.
По моим данным, Россия уже по сути живет во внутренний долг.
Долго играться с теми двумя образованиями Россия не может – резерв ресурсов у нее исчерпывается просто на глазах.
По моим данным, они уже по сути живут во внутренний долг. Происходят невыплаты бизнесу, вытягивание денег без возвращения в бюджет – уже все приближается к катастрофе.
Если России не удастся толкнуть Украину на войну, если мы выстоим, я думаю, рано или поздно, скорее рано, России все-таки придется оттуда убираться. Тогда уже будет комплексное и военное, и политическое решение.
Постепенно село за селом, город за городом можно будет освобождать эти территории.
С какими-то договоренностями, возможно, уступками для местных, но освобождать на украинских принципах.

Оппозиция не рискнет играть в сепаратизм
- Оккупированные территории можно вернуть, если вернуть контроль за границей Украины с Россией. Как это возможно?
Я понимаю, но каким образом его вернуть, не вернув сначала оккупированные территории? Это выписано в Минских договоренностях, и что?
Россия чхать хотела на все пункты, они первый пункт не выполняют, а это какой-то там 8-й или 9-й.
Теоретически да, вернув контроль за границей, мы бы вернули постепенно контроль за теми территориями.
Потому что без российской поддержки они не смогут существовать более одного месяца или даже меньше.
Давайте вспомним. Еще до Иловайска, когда наши пограничники пробовали удержать все те пограничные пункты, их с российской стороны «Градом» уничтожали, чтобы выбить и установить российский контроль за границей! Вот тогда российская сторона фактически осуществила акт прямого вторжения.
Для того, чтобы не было этого контроля за границей.
То есть, теоретически да, но практически должна быть абсолютно противоположная ситуация. Мы или одновременно с восстановлением контроля за теми территориями можем восстановить контроль за границей – это политический вариант решения. Или же после восстановления контроля за оккупированными территориями, восстанавливаем контроль за границей – это военный вариант решения. А истина она бывает где-то посредине.
- По Вашему мнению, есть ли сегодня угроза сепаратизма в других регионах Украины?
Угроза сепаратизма без прямого российского вмешательства, как правило, не результативна. Мы уже это увидели. Там, где не входили российские танки и российский спецназ, это все захлебнулось. Для Одессы в частности, это безнадежно абсолютно. Без большого прямого вторжения по всему югу Украины, которого очевидно не будет, в Одессе уже ничего сделать им не удастся. Они могут только играться в мелкие диверсии. Рано или поздно их все равно всех найдут, пересадят, и вся эта сепаратистская ситуация останется обезглавленная.
По Харькову ситуация хуже, потому что Харьковщина имеет прямую границу с Россией. Но и там украинские спецслужбы уже начали нормально работать – это не то, что было более года назад. И поэтому даже на Харьковщине, даже в других регионах уже раскрутить то, что они раскрутили на Донбассе, не удастся.
Вот вы посмотрите, и на Донбассе не все так просто раскручивалось. Они в несколько раз туда заходили – завозили N-е количество «туристов» своих, которые там российские флаги вешали, потом выезжали, Украина вновь восстанавливала контроль. При том, тогда не была ни реформирована милиция, ни армия, ничего не было. Но все равно удавалось удержать ситуацию.
- В таком случае, чего стоит ждать сегодня?
Сегодня, когда ситуация абсолютно другая, они максимум что могут делать, это две вещи. Первое – подпольно заниматься диверсиями и терактами, что они и делают в этих двух областях – в Одессе и в Харькове. Второе – политически расшатать ситуацию по двум направлениям. Через идиотов: «большая война», «война до победного конца», «Ляшки» всякие, Тимошенко и остальные. И второй вариант – попробовать максимально протянуть своих людей на выборах, чтобы взять под контроль определенные территории.
Но, опять-таки, этот вариант для «сепаратизации» уже не является решающим. Тот же Оппозиционный блок – никому не хочется сидеть в тюрьме. И поэтому играть в дестабилизацию они будут, а вот играться в сепаратизм не рискнут. И второй момент. Скоро все-таки будут приняты изменения в Конституции, где у президента будет абсолютно неотъемлемое и обязательные право распускать местные советы, которые позволят себе угрозу территориальной целостности государства и тому подобное.
- С 7 июля начала работать электронная система пропусков в зону АТО. Как Вы думаете, поможет ли это борьбе с коррупцией и контрабандой на блокпостах?
Понимаете, была бумажная система пропусков, но тысячи людей нормально туда ездили без любых пропусков из-за коррупции. Кто сказал, что эти люди не будут ездить точно так же, когда будет электронная система? Вон из Киева были объявления – везем в Донецк или Луганск без пропусков. Все это держалось на коррупции.
Система меняться может, только если появятся люди, которые заинтересованы в результате. Должна быть очень сильная политическая воля руководителей силовых ведомств.
Вот Грицак, мне кажется, тот человек, который по СБУ может навести порядок.

Proudly Powered by Blogger.