Разборки и расстрелы. В Донецк вернулись "девяностые"…

Донецк вернулся в "лихие девяностые" с их привычными разборками между бригадами, расстрелами конкурентов и борьбой "крыш" за сферы влияния. 
Только вооружена "новая братва" посерьезнее, а на смену зеленым штанам и кожаным курткам пришел камуфляж и георгиевские ленточки. 
И риторика ведется не столько "по понятиям", а в формате политики и борьбы "республики" против "хунты".
В остальном – все совпадает. На каждый доллар есть несколько вооруженных претендентов. 
И если делить его поровну – по справедливости не получается.
Несколько дней назад центр Донецка содрогнулся от серьезного ночного боя – назвать произошедшее в районе Набережной и проспекта Ильича простой перестрелкой трудно. 
Стреляли в нескольких местах, к месту боестолкновения подтягивались подкрепления. Утром на мостовой были обнаружены две сгоревшие и одна расстрелянная до состояния металлолома машины. 
Остальные разъехались. Количество погибших и раненых неизвестно. 
Так называемая "полиция ДНР" пытается представить этот бой, как пьяную разборку между боевиками разных отрядов.
Хотя, причиной конфликта могла быть не только "внезапно возникшая личная неприязнь", как пишут в протоколах, а вполне конкретные "предъявы" по бизнесу.
Далее события развивались не менее жестко. 
Прошлой ночью на перекрестке Ватутина и Челюскинцев был убит один из полевых командиров ДНР Роман Возник (позывной "Цыган").
По предварительным данным, машина боевика была расстреляна из автомобиля Шевроле синего цвета. 
В этом случае списывать убийство командира боевиков и его охранника на пьяный конфликт не стоит и пробовать.
Как и сочинять истории про украинские ДРГ, прочесывающие ночной Донецк. Это война между вчерашними соратниками. И война исключительно за деньги.

Главный бизнес для командиров боевиков сегодня – контрабанда.
Уголь и металл уходят в Россию, нефтепродукты – оттуда в Донецк. 
Приличный кусок дает "работа" с Украиной – контрабанда продуктов и товаров, обнал денег с карточек. 
Ну и дань с предпринимателей, хоть чем-то зарабатывающих на оккупированной территории.
Именно за контроль над этими сегментами полевые командиры расстреливают друг друга, взрывают, бросают в подвалы. 
Рядовым приходится довольствоваться зарплатой и пайками – славные времена тотального отжима уже прошли, теперь каждый коммерсант под кем-то, а с мирных дончан взять особо нечего.
Последним сегодня тяжелее всего. Работы в Донецке, за исключением службы в "ополчении" или обслуживании структур ДНР, практически нет. 
Сфера услуг и торговли жива, но не в состоянии обеспечить куском хлеба оставшихся в городе людей. 
Пенсий и пособий нет. Про цены мы писали – зашкаливают. 
Для многих единственной возможностью выжить стала гуманитарная помощь.
И таких становится все больше – по данным штаба Ахметова в апреле количество гуманитарных наборов продуктов для Донецка придется удвоить – до 500 тысяч. 
Потому что не хватает. 
И эта тенденция очень убедительно характеризует ситуацию – в городе все больше безработных, у людей все меньше денег, отложенное "на черный день" подходит или уже подошло к концу. Это дно.
Ключевой вопрос – что будет с Донецком при такой тенденции в перспективе.
Полевые командиры будут и дальше отстреливать друг друга в расчете на результат "всех убью один останусь".
Но свято место пусто не бывает – эта война бесконечная. Работы будет все меньше, голодных все больше. 
Рано или поздно командиры боевиков от ночных расстрелов перейдут к масштабной войне банд – центробежность процесса очевидна. 
А гуманитарной помощи перестанет хватать – потребности региона растут быстрее, чем возможности благотворителей. Девяностые не могут длиться вечно…
Кирилл Сазонов

Proudly Powered by Blogger.