Путину больше не нужна Украина в его Союзе. Он усвоил уроки Майдана

Двадцать три года существования украинского государства, государства сложного, многонационального, многоконфессионального, государства, в котором одновременно уживались советская и националистическая идеологии, две трактовки истории, культуры, два понимания желаемого будущего, при всей своей неоднозначности прошли в мире и спокойствии. 
Украина не знала ни одного теракта, ни одного национального или религиозного конфликта. И вот… Харьков. 
А это означает, что наша жизнь кардинально изменилась. Теперь перед всеми нами стоит новая задача.
Все сегодня понимают, что за терактом в Харькове стоят пропутинские, пророссийские силы. Это понимают украинские патриоты, понимают это и поклонники «Новороссии» и «русской весны» - только трактуют по-разному.
В тот момент, когда первые шокированы тем, что в Прощеное воскресенье - православный религиозный праздник, «оплот православия», - Москва, чуть ли не одновременно с речью своего «околоправославного» патриарха взрывает в соседней стране самодельное взрывное устройство – то есть, совершает громадное кощунство и преступление, вторые считают, что взрыв на всеукраинской акции солидарности является закономерным ответом «несогласных» на захват власти во вчера еще дружественной «русскому миру» стране.
Все понимают, что бомбу взорвали ценители Путина. Только относятся к этому по-разному. Я бы не хотела сейчас тратить время на собственное суждение относительно этого взрыва, потому что по большому счету это не имеет особого значения. 
Я хочу поговорить о «взрывниках» и о том, во что Путин уже превратил наше общество. Как и о том, какой окончательной трансформации он ожидает от нас, устраивая террор в наших городах.
Существуют две точки зрения на то, когда Украина и украинцы окажутся в безопасности. Первая, которую исповедуют патриоты: «Пока путинский режим правит в стране, более того, пока Владимир Путин жив, мы все в огромной опасности. 
Вторая точка зрения заключается в том, что пока люди поддерживают Майдан, «киевскую хунту», идею самостоятельной украинской государственности и право на собственный исторический путь, а значит, не желают слияния с «Русским миром» - война, теракты и гибель мирного населения будут продолжаться.
Я считаю, что обе эти точки зрения верны. Да, пока российский режим не падет, Украина будет в огне.
Еще многие годы и многие жизни нам придется защищать свое право на существование. И да, если бы украинцы не готовы были бы дорого платить за свою свободу, ни войны, ни терактов просто не было бы. 
Но обе эти точки зрения представляются однобокими – такими, которые не выражают всю полноту картины.
Тот факт, что агрессия России против украинцев, - а я настаиваю, что целью являются именно украинцы, как граждане и украинцы, как ощутивший себя в праве народ, - тот факт, что агрессия фашистского российского государства против украинских граждан не прекратится до тех пор, пока российское государство не прекратит свое существование, является неоспоримым. 
Но это совсем не означает, что сам период агрессии, взрывы, хаос, экономическое, военное, а теперь – и террористическое давление надо просто переждать.
Такие явления являются опасными, дестабилизирующими факторами, которые уже действуют на сознание украинцев и уже накладывают отпечаток на наше общее будущее.
История знает немало примеров, когда агрессивное внешнее вторжение или козни приводили общество в такое дикое состояние, доводили людей, подвергающихся насилию до такого исступления, что пути назад к цивилизации, к свободе, миру и процветанию уже не было. 
В качестве примера можно привести Сомали – страну, в которой марионеточный режим, насилующий своих граждан, удерживали то Соединенные штаты, то Советский Союз.
Когда Сомали и правящий в ней режим Саида Барре стали неинтересны сильным мира сего, смерти, кровь и боль не прекратились. 
Процессы, которые были запущены в этой восточноафриканской стране в период глобальных геополитических игр, с прекращением влияния и поставок оружия только набрали обороты. 
С утратой геополитического значения Сомали просто прекратил свое существование. 
Такого государства больше нет. 
Есть пираты, полевые командиры, десятилетия кошмара, остановить который само сомалийское общество уже не в состоянии. 
Поэтому идея о том, что нам необходимо просто дождаться падения путинского режима и в нашей стране наступит мир и спокойствие – ошибочно, убийственно беспечно. 
Нам надо работать. Много и тяжело работать, понимая, что то, что происходит, неминуемо будет иметь последствия. 
Мы должны проявить много терпения, веры и воли, чтобы не сорваться в пропасть махновщины.
Равно как и идея о том, что если поубивать всех «майдаунов» «от Сяну до Дону», если показать украинцам, что любое соседство, любая причастность к проукраинской позиции несет в себе смертельную опасность, то наступит счастливый мир русского благоденствия – глупа и ошибочна. 
А ведь именно это сегодня демонстрируется взрывами квартир активистов, пунктов приема волонтерской помощи, попыткой теракта на ставшем уже мемориалом киевском Майдане и сегодня – взрывом колонны украинских активистов в Харькове. 
Иллюзия думать, что исчезновение этих людей, как и ослабление поддержки, которой пользуются в обществе украинские активисты, сразу приведет к восстановлению «счастливого русского мира» и вступлению в Таможенный Союз. Ватники тоже ошибаются.
Кстати, это тоже ошибочная идея, транслируемая сегодня многими экспертами, о том, что целью терактов Путина является доведение украинцев до такого состояния, что они сами попросятся Путину под крыло. 

Путину больше не нужна Украина в его Союзе. Он усвоил уроки Майдана не хуже нас с вами.
В тот момент, когда мы поняли, что нам «никогда не быть братьями», что ни о каком геополитическом союзе с Россией не может быть и речи, он также понял, что Украина потеряна для него навсегда и что ни в какие «Союзы» брать ее категорически нельзя, дабы изначально не закладывать под фундамент его русской мечты украинский «самостийный» детонатор.
Его целью является уничтожение нас. Как фактора, как народа, как государства, как каждого человека в отдельности. 
Он хочет, чтобы мы утратили сам шанс на национальное выживание, а для этого достаточно превратить нас в Сомали. 
Идея неконтролируемого, негосударственного, воющего между собой вооруженного пространства в центре Европы - моментально сделает Путина и его «Таежный Союз» фактором стабильности в регионе. 
Если Украина превратится в «Дикое Поле», Россия моментально станет желанным и авторитетным игроком на международной арене. 
Если украинцы, обезумев, разрушат свои государственные институты, то Путин, во-первых, сможет вывести свои дорогостоящие войска из Донбасса и, во-вторых, нажиться на продаже оружия какому-нибудь «Хацапетовскому независимому государству».
Мы забываем, что за каждым терактом стоят украинские граждане. Не диверсанты из Ростова, не ГРУ-шные агенты, а краматорские гаишники и крымские продавцы сладкой ваты. 
Мы забываем, что в этой войне Путин воюет нашими же руками. 
Мы не учитываем, что терактами против украинских активистов, бомбежками мирных кварталов в тех населенных пунктах, где находится украинская армия, он стремится показать украинским же гражданам, что быть причастным к украинскому государства, исповедовать идею украинской независимости или просто быть соседом того, кто придерживается этих взглядов, смертельно опасно. 
Мы почему-то не обращаем внимания на то, как аполитичные по сути, жители прифронтовой зоны уже четко связывают обстрелы своих городов с тем, что туда пришла украинская армия и встала стеной. 
Анализируя саму специфику российской агрессии, можно сделать вывод, что целью терактов является дискредитация украинского государства как института, который призван обеспечить безопасность и выживание украинского гражданина.
В стране, где в период Майдана сотни тысяч людей приняли участие за деньги, преференции трудодни, зачеты, в антимайдановских хулиганских акциях – такая демонстрация действием может иметь и уже имеет отклик. 
Не будем забывать, что в период Майдана сотни тысяч украинских граждан из сугубо меркантильных соображений приняли участие в криминальных действиях против своих же сограждан, свято веря, что они никогда не понесут за это наказание. 
Точно так же, как краматорский гаишник свято верил, что его, передающего координаты вражескому артиллерийскому расчету никто никогда не найдет. 
За годы постсоветского безвременья многие из нас приучились выполнять не закон, а «хотелку» властьимущего, наделенного силой отморозка.
Поэтому то, на что сегодня мы, украинцы, должны направить свои усилия, волю своего государства, правоохранительных органов, патриотов, волонтеров, и просто людей, которые хотят мира, это на трансляцию мысли, что приверженность русской идее, что идолопоклонничество имени Путина смертельно опасны для всех нас. 
Что находиться рядом с «ватником», человеком, не видящим ценность в своем государстве Украина, сегодня смертельно опасно.
Что каждый, кто позволит себе пренебречь безопасностью украинского народа, своих соседей и спокусится на кремлевские «печеньки», будет найден и наказан. Мы должны научиться привлекать к ответственности «маленького подонка», если мы хотим остановить «всесильного отморозка».
Нам надо помнить о том, что любая тирания невозможна без сотен тысяч готовых служить ей. Равно как нам надо помнить, что любая свобода невозможна без сотен тысяч готовых стать народом и создать между собой государство ради нее.
Мы можем не любить Порошенко, мы можем забыть о существовании Яценюка, можем брезгливо морщиться в сторону 450 рекрутированных в Парламент депутатов. 
Но в тот момент, когда Владимир Путин, ежедневно проливая кровь наших сограждан, пытается спровоцировать нас на уничтожение украинской государственности, на обесценивание патриотической позиции, мы должны сплотиться вокруг государственных институтов, мы должны начать презирать антигосударственную позицию наших же сограждан и беречь саму идею украинской независимости.
Мы должны кожей ощутить, что «Україна – понад усе!».

Proudly Powered by Blogger.