Чтобы понять природу событий, происходящих на Донбассе, надо сделать экскурс в историю

Про Донбасс. Давно думал об этой заметке, и вот, наконец, дошли руки.
Чтобы понять природу событий, происходящих сейчас на Донбассе, надо сделать небольшой экскурс в историю.
Дальнюю и ближнюю. Поэтому статья будет длинная, запаситесь терпением, друзья.
История Донбасса в его современном виде (речь пойдет о территории Луганской области к югу от Северскго Донца и большей части Донецкой области) началась с Екатерины Великой. Луганск был основан по ее Указу в 1795 году. 
Да, уголь. Потом — выплавка чугуна. Выгодное расположение, близость больших рек, портов и двух морей — все это обещало региону бурное развитие.
После начала Великий Реформ Александра ІІ дело пошло бурно. На Донбасс хлынул иностранный капитал, в первую очередь французский и английский. К началу общеимперского экономического бума Донбасс уже был значительным промышленным и торговым центром с высоким уровнем урбанизации. 
Этнический состав был пестрым, хотя большинство — и этническое, и языковое — составляли украинцы.
К началу 20 века Донбасс был главным центром Российской империи по добыче угля, вторым — после Урала — по выплавке стали, и одни из лидеров по машиностроению. Это был край множества успешных предпринимателей, которые строили города, называемые своим именем, вкладывали огромные деньги в благотворительность и культуру. 
Параллельно на Донбассе сформировался класс технической интеллигенции и — с другой стороны — массы полубесправных рабочих.
Большевиков, в целом, рабочие Донбасса в массе своей радостно поддержали. Тяжелые условия труда и жажда легкой счастливой жизни сделали свое — и капиталистический Донбасс начала 20 века рухнул. 
Естественно, почти все предприниматели или погибли, или уехали. Но большевикам этого было мало. 
За 20ые и начало 30х была уничтожена практически вся дореволюционная техническая интеллигенция, которая не могла принять «новый порядок».
Стахановское движение окончательно переломило «нормальный» ход дел в регионе. Дело не в «передовиках производства»,а в том, что любое невыполнение плана или сомнение в целесообразности огромных человеческих жертв ради «дополнительных тонн угля, чугуна и стали» стоило жизни сомневавшимся. И регион вычистила система доносов.
Война фактически разрушила экономику региона и к концу 43 года от былой мощи остались руины. Важность Донбасса в ресурсном и экономическом плане требовала от советской власти сделать эту землю максимально подконтрольной. 
Поэтому восполнять людские потери и создавать новые мощности была призвана идейная коммунистическая молодежь, а также — для создания необходимой рабочей массы — зэки. Ну и надзиратели, вестимо, никуда не делись.
В итоге Донбасс, где основную рабочую массу составляли очень «элитные» по советским меркам шахтеры и металлурги.
Во многом — из граждан, отбывавших сроки по разным делам. Ну а из образованной «идейной молодежи» довольно быстро сколотили и техническую интеллигенцию.
Донбасс должен быть стать ОБРАЗЦОВЫМ советским регионом, и стал им. Промышленная продукция, производимая там, была востребована советским рынком, а Донбасс за безмерную лояльность стал самым качественно снабжаемым регионом и Украины, и Советского Союза в целом. 
Я больше скажу, из соседних регионов РСФСР в Луганск в 80х годах существовали те же «колбасные электрички», что и из регионов вокруг Москвы в сам город. Отсюда, кстати, и растут те самые мысли о «особости», о том, что Донбасс должен быть неким «особо элитным» регионом. 
И «элитность», желательно, должна быть халявной. Потому чт работая не особо качественнее или продуктивнее других промышленных регионов СССР, Донбасс снабжение получал значительно лучшее. 
Опять же, за фактически фанатичную преданность советскому строю. Как выяснилось, тоже иллюзорному.
Когда экономика Союза стала рушиться, рухнул и «донбасский рай». В конце 80х уже шли массовые протесты шахтеров, останавливались заводы, а после краха СССР ни о какой элитности и речь идти не могло. 
Не до жиру быть бы живу. Но любовь к сильной руке нашла свое проявление в том, что Донецк и Луганск быстро пали под напором бандитских группировок. 
Брагин (и сменивший его Ахметов), Янукович, Тихонов и другие замечательные товарищи из первого призыва организованной преступности стремительно взяли под контроль экономику региона, по пути практически зачистив его от нормальных предпринимателей и потенциальных конкурентов.
А население стремительно стали низводить до уже совершенно скотского (не только в материальном, но и в общественном плане) состояния. Для этого отлично подошла замена (скорее даже дополнение) коммунистической идеологии православной. 
Естественно, Московский патриархат радостно стал «опекать» вчерашних фанатичных коммунистов, у которых любовь к Сталину и СССР стала совмещаться со все более впадающей в фанатизм верой в Православие (христианством я это не могу назвать).
Ну и нужен был «пряник», чтобы быдло (то есть лояльная аморфная масса) было довольно. И вытянули «особость Донбасса». Донбасс кормит всю Украину, Донбасс никто не ставил на колени и прочий бред. Богатый промышленный регион стал приносить деньги своим хозяевам, а местное население радостно жрало миф о своей невероятной крутости.
Здоровые и патриотичные силы на Донбассе не могли поднять голову, поскольку Киев практически с самого начала (в лице высшего руководства государства) не охотно лез в разборки в Донецке и Луганске, предпочитая договариваться с местными элитами о разделе сфер интересов (в том числе — в госуправлении).
В итоге к где-то 2000-2001 гг. власть на Донбассе окончательно сосредоточилась в руках тех, о ком нам сейчас хорошо известно. Киевская власть хотела замирить шахтеров — и не пошла на массовое закрытие шахт, хотя это могло бы дать массу денег на поиск других источников энергии. И начала выплачивать угольной отрасли массу дотаций, распределение которых тоже уже к 2000-2001 гг. перешло в руки «местных».
Нелегальная добыча угля, которая практиковалась всегда, в 90х годах разрослась неимоверно — и ее тоже подобрали под себя бюрократически-криминальные элиты. В общем, денег было море. Мелочи, типа наркотиков, алкоголя. сигарет — не обсуждаются. Абсолютно все в Луганске и Донецке контролировалось теми, кто потом пойдет на Киев.

И необходимость «расширить» бизнес вынудила их это сделать. Ослабленный давлением Запада из-за Кольчуг и истории с Гонгадзе Президент Кучма вынужденно начал искать новые точки опоры. И нашел их в «донецких». Итог — в 2002 году Янукович (с 96 года — губернатор Донецкой области) стал Премьер — министром. Дальше дело техники — выбрать Президента из своих...

Рейтинг Партии регионов в марте 2005 составлял процентов 10. В марте 2006 она наберет 30+%, а из-за дрязг и неспособности работать двух «вождей» и попустительства Украинского общества в 2010 году власть «луганско — донецкими» кланами будет захвачена полностью.
В общем, в 2005-2010 хозяева Донбасса продолжали культивировать тему с его «особенностью», и хотя патриотические чувства к Украине там тоже значительно укреплялись и до 2010, и после, люди, поглощенные советской ментальностью, в это очень сильно верили. И доверились. Но это я забежал вперед.
Что сделал Янукович и банда за 4 года своей власти? Они окончательно вбили в голову нижних классов Донецка и Луганска веру в том, что они — не как все украинцы. Что они лучше, что они правильнее, больше могут и на большее способны.
А тут случился Майдан и выяснилось, что это как-бы не совсем так. Что люди могут решать свою судьбу, и не обязательно подчиняться хозяевам, быть фактическими рабами, и при этом верить, что ты — хозяин жизни. Майдан победил. А люди с рабской и, во многом, детской картиной мира решили что тоже могут Майдан. Наивно думать, что все случившиеся события — следствие ТОЛЬКО происков Москвы. Это все следствие искренней веры жителей Донбасса в то, что они заслужили какое-то особое положение в нашей стране.
Тут и далее речь идет о той части жителей Донбасса, которые не являются патриотами Украины. Мы говорим не о них, а о тех, кто предал Родину (или проявил безразличие к ее судьбе). 
И даже сейчас, когда они провозгласили ЛНР и ДНР, когда они радуются подачкам и пайкам, радуются «бесплатному» лечению подорожником, они ждут ОСОБОГО отношения. 
Что Украина будет терпеть их «самостоятельность» и при этом платить пенсии, зарплаты, пособия за счет львовян, киевлян, одесситов и днепропетровцев. Воистину, извращенная логика.
Вот вам и главная причина украинской Вандеи - ЖЕЛАНИЕ защитить свой мнимый особый статус, и, разумеется, страсть с бесплатному сыру. Что на фоне тотальной бедности и ограниченности - просто шикарная почва для мятежей. И помощь "братьев" пришлась очень кстати.
Но что же нам с этим делать? Что делать с отвоеванной и еще не отвоеванной частями Донбасса? Что делать с их элитами, которые сейчас осели в Киеве?
Первое. «Элиты». Принципиальным моментом является то, что каждый крупный деятель Луганской или Донецкой области в дореволюционное время активно был привязан к одному из трех основных источников доходов - это описанные угольные дотации, это распил, НДС и другие всевозможные операции с отмыванием государственных денег и это "бандитский доход" (копанки + алкоголь + активный поток наркотиков, который всегда характеризовал восточную Украину). 
Сейчас они утратили контроль над ВСЕМИ этими видами бизнеса (в том числе и над криминальным, его на оккупированной территории с удовольствием перебрали на себя подконтрольные России деятели), что приведет к полной утрате ими и влияния. Сейчас их раздавить или полностью убрать из жизни страны достаточно сложно.
Прямое убийство недопустимо. Возможность их посадить и выдворить из страны осложнена их обширными связями и наличием остатков финансового благополучия. Но что случается с теми, кому перекрывают воздух? 
Они начинают задыхаться. А так как донецко-луганский клан успел накопить огромные денежные ресурсы, нет смысла ожидать, что за год они полностью себя исчерпают. Чтобы эта "элита" перестала влиять на украинские события, нужно еще некоторое время.
Второе. Освобожденная часть. Быстрое восстановление, опека, усиленная украинизация. Не языковая, а экономическая и социокультурная. Связать освобожденные территории с Украиной, оторвать от связки с Россией и старыми элитами. Мы не сможем перевоспитать то поколение, которое верно совку фанатично. 
Но мы можем не допустить советизации новых людей. Давайте поможем им осознать себя украинцами. Давайте протянем им руку помощи.
Третье. Неподконтрольная часть. Это наша земля и мы должны ее вернуть. Желательно — малой кровью. Не стоит проливать кровь наших солдат в больших количествах, чем это необходимо. Поэтому:
а) предоставить эти территориям полную самостоятельность — пусть сами платят пенсии, зарплаты, пособия, кто хочет получать от Украины — пусть перебирается на подконтрольную территорию. Я надеюсь, Яценюк доведет начатое до конца;
б) установить плотную блокаду и выстроить глубоко эшелонированную оборону, строгий контроль за выездом и въездом. Сейчас Донбасс станет рассадником криминала и криминального бизнеса — пусть это все хлынет в Россию. Раз она так этого хочет;
в) активно использовать ДРГ для диверсий на территории боевиков, уничтожать инфраструктуру их армий, каналы снабжения и жизнеобеспечения террористов;
г) дождаться максимального ослабления России в результате санкций и внутренних проблем, а также ослабления террористов, после чего провести военную операцию по освобождению Донбасса.
Мы вернем свою землю. Рано или поздно. Но как мы с ней должны поступить? Донбасс фактически вновь разрушен. И его предстоит отстроить. Мы уже не сможем, при восстановлении Донбасса, использовать только опыт патриотов, которые там жили. Потому что они, в массе своей, покинули регион.
Значит нам предстоит перезаселить Донбасс, основная масса жителей которого сейчас — пенсионного и предпенсионного возраста и стремительно вымирает (и война еще ускорит этот процесс). Мы должны создать Украинский Донбасс. Вернутся патриоты. А если правильно приложить экономические усилия — поедут туда люди и из других регионов. (Нам вообще нужно больше людей, больше тех, кто хочет быть украинцами — не по крови, а по духу, но это тема отдельного разговора. Нам и качественно, и количественно остро не хватает людей).
Он никогда уже не сможет претендовать на особый статус, потому что уже никогда не будет ключевым экономическим регионом нашей страны. 
Но нормальная украинская провинция из него вполне может выйти. Если там будут жить украинские патриоты. И второе — главное — мы должны вернуть Донбасс дореволюционный, капиталистический.
Донбасс малого, среднего и крупного бизнеса, а не криминальной наживы и грабежа. Только такой Донбасс сможет стать по настоящему УКРАИНСКИМ. Как и вся Украина будет процветающей, если будет страной, которая делает дела, а не делит бюджеты.
На колени не стал Украинский Донбасс, его били, его убивали, а он стоял и стоит. А любой другой Донбасс - «русский» ли, советский ли - никогда не станет на колени только потому, что он с них никогда и не вставал.
Донбасс будет Украинским. Украина будет Великой.
Слава Украине!
Iurii Bogdanov

Proudly Powered by Blogger.