Жители оккупированных территорий Донбасса пошли по худшему из возможных путей - мнение

С августа я отказывался отвечать на вопрос о перспективах Донбасса, говоря, что не понимаю их и не уверен, что понимает кто-либо другой. Сегодня уже можно высказывать первые предположения. 
До начала анализа хочу отметить, что вариант антирационального путинского поведения и, соответственно, опасности полномасштабной (или ограниченной) войны в Украине я сегодня отмести полностью не могу - в связи с ухудшением состояния плешивого пациента. 
Но если принять за данность, что решения в Кремле принимает всё же не единственный, а некий коллективный мозг (высказался же, например, тот же Шойгу в мае против ввода войск) то уровень устойчивости системы повышается здесь до состояния, когда ее можно воспринимать как рациональную и, соответственно, анализировать без участия психиатров. 
Итак, сегодня уже очевидно, что российское руководство избрало для региона приднестровский путь (худший из возможных для проживающих там людей). 
При этом, оно сильно сковано минскими соглашениями, полностью игнорировать которые не может, опасаясь усиления санкций (для понимания ситуации отмечу, что санкции еще и близко не достигли уровня, который Запад испробовал на Иране). 
Поэтому тактика применяется типично чекистская - лживая и лицемерная. Под заклинания о признании суверенитета Украины над многострадальными территориями их на деле отрывают от центральной власти и остального населения. 
Но - не демонстративно, без резких движений, чтобы не накликать серьезного наказания с Запада. 
Лично я не вижу никакого иного объяснения истории со вчерашними выборами. Сами подумайте: если бы не план поэтапной сепаратизации, то чем можно было бы объяснить, что их не провели в декабре, законно и легитимно, с твердой надеждой на признание Украиной и международным сообществом? Ведь это, кроме прочего, улучшило бы позиции Кремля в глазах Запада и даже дало бы повод ставить вопрос об отмене некоторых из последних санкций. 
Объяснение "боялись результатов выборов под контролем международных наблюдателей" не выдерживает ни малейшей критики. Во-первых, оставшаяся в регионе вата, да еще в присутствии людей с автоматами на улицах, по определению не могла преподнести русским никаких сюрпризов. 
А если бы невозможное случилось, то промосковская хунта региона просто тупо не отдала бы власть, которую она держит далеко не по праву легитимности, а силой оружия. 
Максимум, что бы произошло в ответ - выборы бы не признали Украина и Запад. Как это уже произошло сейчас. 
Как моя версия о постепенной приднестровизации стыкуется с информацией о скоплении российских войск в регионе? Довольно просто. Путин знает, что с выборами он грубо нарушил минские соглашения. 
И вполне допускает, что у Порошенко может появиться соблазн в ответ наказать Лугандон, как это происходило до августа. Вот Плешфюрер и предостерегает: регулярная армия РФ рядом и в обиду своих "маленьких" не даст. 
Самый сложный здесь вопрос, что делать украинскому правительству. Перекрывать ли оккупированным территориям газ? Платить ли пенсии тамошним жителям, учитывая, что налогов и сборов в госбюджет регион не платит? 
Просить ли Запад об усилении санкций против РФ? Впрочем, на последний вопрос ответ, кажется, понятен - в отличие от остальных.
Карл ВОЛОХ

Proudly Powered by Blogger.