Донбасс: казнить нельзя помиловать

В свете эскалации противостояния на Донбассе на память приходят сразу несколько печальных исторических примеров.
1)​ Гражданская война в России. Белая армия, не рассчитав свои силы, не оценив степень поддержки среди гражданского населения, не осознав изменение международной обстановки, стала бороться за «единую неделимую Россию» и в итоге проиграла.
А ведь шанс на победу был — достаточно было признать независимость Финляндии и Польши, которые были готовы поддержать белых. Об этом откровенно пишет в своих воспоминаниях многолетний финский лидер, бывший царский генерал Карл-Густав Маннергейм. И финны, и поляки легко доказали свою боеспособность в то время. Маннергейм подавил выступления красных на своей территории, а Пилсудский наголову разбил РККА в 1920 году.
2)​ Война России с Чечней. В начале своего президентства Борис Ельцин раздавал суверенитет щедро и искренне. Как следствие, Союз развалился в одночасье без каких-либо силовых рецидивов и жертв. Все предыдущие неуклюжие попытки руководителя СССР Михаила Горбачева сохранить стремительное расползание «великой страны» привели к кровавым событиям в Вильнюсе и Тбилиси. Однако после подавления красно-коричневого мятежа в октябре 1993 года в Ельцине проснулось авторитарное имперское сознание. Чечню он отпускать не захотел, и Расеюшка вкупе с Северным Кавказом умылись кровью сполна, вдобавок приведя к власти Путина. Теперь РФ платит дань бесполезному со всех точек зрения СевКавказу. Фактически, удержав в составе «единой неделимой» Чечню, Россия потеряла нечто большее — демократию и европейский путь развития. Властная вертикаль укреплялась в стране последовательно, с оглядкой на «чеченские эксцессы» (например, выборы губернаторов были отменены после теракта в Беслане).

3)​ Война в Югославии во второй половине 90-х годов. События на Донбассе все больше напоминают балканский сценарий. Сербы и хорваты также казались братскими народами, без видимых антагонизмов, однако при первой же возможности хорваты захотели одиночного плавания. Судорожные попытки Милошевича сохранить квазиимперию привели к невиданной для тогдашней Европы бойне. Привести сербов в чувство смогли только силы НАТО. Теперь все бывшие югославы, хоть старые раны не зажили окончательно, живы и здоровы и постепенно интегрируются в Европу.
***
Но помимо навязчивых исторических параллелей есть и современные обстоятельства, которые нельзя не учитывать.
— Дестабилизация обстановки в Украине происходит под влиянием мощного внешнеполитического фактора в лице России. Проглотив Крым, Путин, возможно, был готов и к вторжению в Восточную Украину, но его удержал Запад, либеральное крыло экономистов в правительстве («Владимир Владимирович, на Донбасс у нас уже нет денег») и скрытые соцопросы, свидетельствующие, что в шахтерском крае не все так просто. Поэтому из РФ идут диверсанты, деньги, оружие, пропаганда и проч. Этого, кстати, достаточно, чтобы создавать и муссировать хаос на Донбассе. 
Жизнеспособность ДНР поддерживается в значительной степени за счет выходцев из России — бабаи/стрелковы/бородаи уже стали символами донецкого бунта, Губарев состоял в Русском национальном единстве. И вообще ДНР — это лебединая песня российских маргинальных экстремистов по типу Баркашова/Лимонова. Безусловно, за кадром есть и куда более серьезные люди, играющие ведущую роль в боестолкновениях с украинской армией.
Кроме того, несомненным уязвимым местом ДНР является тот факт, что самопровозглашенная республика не является собственно Донецкой. Если хорваты и чеченцы выступали как ярко выраженные националисты, красные декларировали уникальный социальный проект, то ДНР предпочитает подобострастно проситься в РФ, использует пророссийские и просоветские символы, но специфического доморощенного рецепта не предлагает. Проще говоря, не будь подстрекательства и участия России в конфликте — не было бы и никаких боевиков. Киев и Донецк, вероятно, спокойно договорились бы после выборов о разделении полномочий, не исключено, что в самом широком формате.
«Пророссийский фактор», безусловно, крайне раздражает и Киев, и Запад. Именно он мешает украинцам сесть за стол переговоров и найти точки соприкосновения. Киев в целом убежден (и небезосновательно), что ведет войну не с бунтовщиками, а с внешним агрессором.
— В тоже время, нельзя отрицать, что «сепаратистов» поддерживает немалая часть местного населения. И пусть они бросаются под БТРы во многом под влиянием самогона, российского зомбо-ТВ и науськивания местных авторитетов, но реальность безжалостна — раскол в Украине нарастает, правительственные ВС вязнут в необходимости различать гражданских и комбатантов, что тормозит развитие АТО. В ряде регионов (например, в Мариуполе) «мирные жители» на улицы выходят массово, вынуждая отступить Национальную гвардию. Ответ, возможно, лежит на поверхности — эти люди не идентифицируют себя как украинцы в принципе. Они ностальгируют по СССР, считают, что оказались в составе Украины случайно и мечтают даже не о независимости (упаси боже, работать же придется), а чтобы Путин платил им пенсии и пособия по безработице. Они даже не знают украинского языка и не собираются его учить. И если они останутся в составе Украины, то разделят участь русскоязычных в Латвии — т.е. оформятся как прокремлевская «пятая колонна», без видимых шансов на исправление.
— Однако, есть и та часть донбассцев, которая не заинтересована в интеграции с Россией. В ДНР наметился раскол, «пророссийская» партия слабеет и держится уже в основном за счет боевиков. Среди сепаратистов обозначились и другие течения — местный криминалитет со своими интересами, завязанный еще на Януковича, «патриоты Донбасса», выступающие за выход из состава Украины и создание незалежного государства. Самый же мощный противник у ДНР появился в тылу в лице Рината Ахметова. Владелец «Шахтера» определился с позицией. Донбасс должен быть в составе единой Украины, но с существенными экономическими и управленческими преференциями. Смеем предположить, что именно Ахметов транслирует чаяния большинства жителей региона. Олигарху совершенно не нужна пресловутая независимость. Запад признает Донбасс только в составе Украины, т.е. последнее слово все равно остается за Киевом — в Вашингтоне и Брюсселе поддержат любое его решение. «Свободный» Донбасс молниеносно превратится в изгоя по типу Приднестровья, а любимая и дорогущая игрушка Ахметова — футбольный клуб «Шахтер» вылетит из всех международных организаций и прекратит свое существование.
— Да, Запад в настоящий момент поддерживает Украину беспрекословно, однако, вряд ли стоит надеяться, что он открыто выступит как модератор конфликта в Восточной части страны. Это может случиться при совсем уже деструктивном развитии событий, а-ля экс-Югославия. Но Киеву нужно понимать — у западных лидеров есть свой электорат, в последнее время нервничающий из-за буксующей евроинтеграции и затянувшегося экономического кризиса. Если Киев «перегнет палку» (а эта грань может оказаться весьма тонкой), то настроения среди иностранных элит могут измениться стремительно. Прекратится поток инвестиций, изменится миролюбивая риторика. Вряд ли Украина окажется в полном одиночестве — на помощь поляков, Балтии и США всегда можно рассчитывать, но вот ЕСовские структуры и Германия сегодня, очевидно, колеблются и явно не готовы полностью отказаться от сотрудничества с РФ. Иными словами — Запад не монолитен и не тверд в поддержке Украины.
— Очевидно, что украинская армия, в своем нынешнем состоянии, неспособна проводить эффективные масштабные боевые операции. Если точечные контртеррористические акции силовикам удаются, то атакующие общевойсковые действия неизбежно начинают тормозиться. Командование АТО и киевские власти не могут толком определить характер операции, наладить взаимодействие между воинскими соединениями, обеспечить военных нужным вооружением, питанием, средствами связи. За два месяца боевики накопили силы, расширили территорию влияния, избежали крупных потерь. Генералы рапортуют о «забитых моргах Славянска и Краматорска», однако никаких фото- и видеоматериалов, свидетельствующих об успехах силовиков, до сих пор не предоставлено. Тогда как «сепаратисты» тщательно фиксируют свои достижения.
В то же время, нельзя сказать, будто «пророссийские боевики» демонстрируют чудеса маневрирования, смекалки и боевого искусства. Даже громкое нападение на отряд мотострелков из Волыни выглядит скорее убийством, чем боевой операцией. Мишень была выбрана самая безобидная — полусонные солдаты-срочники, даже не расчехлившие орудия, скорее отдыхали, чем воевали. Они находились в районе тихой Волновахи уже несколько дней, толком не понимали поставленных целей, не участвовали ни в каких боевых действиях и были в буквальном смысле убиты ни за что. Их расслабленность накануне расстрела — это результат не только халатности, а прежде всего следствие невнятной постановки задач, «странности» этой войны, неумелости верховного командования. К слову, «мирные жители» соседней деревни, которые, скорей всего, рассказали боевикам все нюансы дислокации Волынского отряда, в условиях чеченской или второй мировой войн уже были бы стерты с лица земли. Но готова ли украинская армия на подобные акции возмездия? И нужны ли они?
Loading...
***
Вышеописанные исторические примеры и современные обстоятельства побуждают к некоторым выводам. Вновь вспоминается Гражданская война в России. Белая армия переоценила свои силы, красные же пошли другим путем. Они стали учиться на ошибках, и, пережив ряд поражений в 1918-19 годах, создали в итоге новую революционную армию. Последовательно были уничтожены анклавы белых, зеленых, интервентов в Крыму, на Дону, Дальнем Востоке, в Средней Азии. Но неизбежными попутчиками большевистских побед стали — террор, продразверстка, военный коммунизм, принудительная мобилизация, а затем и последующие репрессии против «контрреволюционных элементов», полевых командиров и перманентных революционеров. Готова ли национальная демократическая Украина к созданию подобной армии, к зачисткам и политическим репрессиям? В этом должны отдавать себе отчет все те, кто говорит о необходимости проведения АТО «до победного конца» в регионе, который явно не жаждет слиться в экстазе с «бендеровцами».
Так может быть, имеет смысл повести себя более мудро? Заморозить АТО, окопаться, окружить и блокировать мятежную часть страны на востоке, обновить армию, наладить, наконец, контрпропаганду. Нельзя допустить «чеченизации» Донбасса, т.е. ковровых бомбардировок и зачисток, иначе вскоре этот регион станет поставщиком православных шахидов в Киев, Львов, Днепропетровск, а Украина надолго испортит себе «карму» — кровь на руках ой как тяжело смывается! Атаковать боевики не смогут — у них просто нет таких материальных и тактических возможностей. Не лучше ли дать им сожрать друг друга, с учетом всех имеющихся и нарастающих противоречий в ДНР? Вспомним опять же Чечню — в 1994 году Кремль разворачивал военные действия в мятежной республике на фоне внутричеченской гражданской войны. Оппозиция Дудаеву терпела неудачи, но штурм Грозного «одним десантным полком» обошелся России куда дороже.
Сейчас в Донецке зреет глухое недовольство ДНР, Ахметов начинает нервничать, население начинает нервничать, местные патриоты уже просят Киев разрешить партизанские действия против «колорадов». А ведь дальше — больше, «сепаратистам» придется налаживать гражданскую жизнь, на что они генетически неспособны. Луганда им куда ближе, чем Лугано! Начнется военный коммунизм, национализация, экспроприация, охота на ведьм, евреев, негров, да и просто украинцев. Киеву сподручней работать на расстоянии — договариваться с донецким бизнесом и элитами, патриотами, штучно изолировать «сепаратистов», демонстрировать собственные успехи на ниве построения нового общества, забетонировать границы, чтобы ни один бабай не проскочил. Боевиков надо вынудить перейти к активным действиям, и тогда они начнут ошибаться, они только в подвалах неуязвимы.
А донбассцам и г-ну Ахметову пора задуматься, в какую бездну их тащит ДНР и брать инициативу в свои руки. Времени не так много, Ринат Леонидович — сами понимаете, «Шахтер» должен войти в новый сезон уже во второй половине этого лета.

Proudly Powered by Blogger.